Покупайте книгу «Русский Хоррор» на ЛитРес!

 
 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

LiveJournal ВКонтакте
 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Какая сладость, эта ваша кровавая гадость! — обзор хоррор-антологии «Рыжая обложка» (2023 г.)

 

Для ПредисловияАлександр Сордо – «Рыжая обложка. Неконтролируемый стресс. Предисловие»

В подобных антологиях крайне важно честное предисловие. Написанное смачно-бесстыжим языком, который сразу отсечет нецелевую аудиторию. Саша Сордо четко дает понять, что неженкам здесь не место. Это чтиво для художественно-кровожадных фанатов экстрима, которых кто-то, конечно, посчитает оголтелыми отморозками, а-ля «как один социально опасны и по каждому плачет тюрьма». Но на самом деле, навешивать ярлыки за вкусы – последнее дело. Как было сказано в недавнем каннском триумфаторе «Анатомии падения»: Писатель в шокеСтивен Кинг – точно маньяк-убийца, если судить по его книгам. Поэтому оставим морализаторские оценки и сосредоточимся на другом; насколько представленные рассказы запредельно ужасны по шокирующим сюжетным поворотам и тошнотворным описаниям? Здесь тот случай, когда отстоем будет считаться милая одухотворенная история, сделанная в явно самоцензурных рамках. Адская публика хочет «мяса», и не дай черт, чтобы хоть одна байка оказалась соплями розовых пони!

Да, вот такое бодрое начало было у моего обзора, пока я не начал читать сами рассказы. И я быстро понял, что не смогу кратко отзываться о каждом из них в едином стиле. Ибо возникали слишком разные впечатления. Где-то хотелось просто шутковать, чуть ли не материться, под стать конкретному автору. А где-то требовалось говорить вполне серьезно. Посему получилась у меня сборная солянка из мыслей и чувств, как естественная реакция на чумовую антологию.

Дьявол любит вставлять сзадиВадим Громов – «Дьявол любит вставлять сзади»

Первый рассказ – с места в карьер. Секс и насилие в крайней форме. Без стеснений и метафор. Просто лютый звездец, по ощущениям написанный за один присест, и не особо редактируемый для чистовика, в плане «художественных приличий». Три отдельные ядрёно-кошмарные истории, которые внезапно связывает между собой финальная четвертая. Какого-либо смысла в «Дьяволе…» нет, просто оголтелая развлекуха. Причем особо примечательна в этом плане вторая новелла, сделанная в откровенно черноюморном ключе. Вадим Громов явно просто оттянулся по полной, так как в его творчестве хватает куда более сильных произведений. А «Дьявол…» — действительно сугубо сплаттерпанк, бьющий прямо в лоб, и ни на что больше не претендующий.

КомиссияОлеся Бондарук – «Комиссия»

Это было бы смешно, если б не было так страшно… По сути – юмореска, выполненная как в стилистике насильственного гротеска, так и глумящаяся над формально недопустимой темой «ограниченных возможностей». Хотя, какие-либо «рамки» в литературе и кино всегда были условной и переменной величиной. Если в знаменитой комедии «Тупой, еще тупее» зритель смеется над тем, что «слепому мальчику подарили мертвого попугая, а мальчик подумал, что попугай просто тихий и спокойный», то, наверное, и нет «чего-то такого», чтобы сделать в хоррор-рассказе безногого пьяницу ироничным героем-садистом. История не гомерически ржачная, но читаешь ее с улыбкой, которая расширяется на последней фразе. Есть ли в рассказе посыл? Ну, разве что на х…

Passion absolueДядя Богдан – «Passion absolue»

Сразу удивляешься эпиграфу. Ремарк говорит о своей любви к Марлен Дитрих. Ха, это точно рассказ для «Рыжей обложки»? Смотришь на строчки дальше – о, да, несомненно, оно. И вскоре физически ощущаешь – как больно это читать! Как будто это делают буквально с тобой. А что именно – даже словами не передать. Самое невинное сравнение, это совокупное творчество Дэвида Кроненберга, и особенно его последний, на данный момент, фильм – «Преступления будущего». Но это сверхлайтовая аналогия. Что же до более приземленной параллели, то «Абсолютная страсть» — это пыточное порно, в котором его участники отнюдь не страдают. Наоборот, они жаждут запредельных истязаний, которые, надо сказать, описаны достаточно поэтичным языком, если подобное определение применимо к творимому хирургическому непотребству. И это всё охереть как мягко сказано. А финальное читательское ощущение – как бы мне это забыть, особенно про член…

МонстрМария Синенко – «Монстр»

Серьезная такая социалка, попадающая в тематику сборника из-за пары-тройки натуралистичных сцен. А в целом – грустный драматичный микротриллер про «маньяка среди нас», в рамках городского района. О героях, по сути, мы узнаем очень мало, но достаточно для ситуационного маленького хоррора, где события стремительны и не содержат ничего личного. По сравнению с предшествующими рассказами антологии, «Монстр» — достаточно «мягкое» произведение, в плане визуализации жести. Но здесь тот случай, когда истинный ужас сосредоточен в последнем предложении. В нем всего два слова, и это чертовски выразительная финальная точка, в контексте показанного кошмара. Невольно вспоминаются «Мученицы» Паскаля Ложье.

РитуалАнтон Александров – «Ритуал»

Деловое пособие о том, как фирме достичь успеха. Почти близкое к реальности, если истолковать происходящее, как оголтелый стёб. Хотя можно воспринимать и просто как лютую жесть, без аллюзий на что-то злободневное. Просто маленькая злобная контора, в которой работают отпетые психи-извращенцы, придаются кровавой оргии, выдавая ее за необходимый бизнес-процесс. Картинка просто запредельная, с не менее кошмарным «логическим обоснованием». Из возможных источников вдохновения приходит на ум «Общество» Брайана Юзны, но там всё куда «приличнее». И даже если всё это лишь художественная фантазия, чисто ради развлекухи, то всё равно обращает на себя внимание прямое упоминание одной реальной известной компании. Ну, не то, что автор «что-то знает», скорее это просто его личное отношение к ней. Как и к роману-бестселлеру, фигурирующему в предпоследнем абзаце.

ХлоркаЯна Полякова – «Хлорка»

Не столько визуальная, сколько смысловая жесть, «ударная» по концовке, но слишком поверхностная, если рассматривать рассказ как серьезную душераздирающую драму. Да, понятно, что все жестокие поступки главной героини – это следствие жуткой психической травмы из детства. Но всё же сюжет слишком уж просто сводится к внезапно сработавшему триггеру. Повествование как раз мог бы украсить «натурализм», как у большинства рассказов сборника, и перетянуть одеяло на себя. Но поскольку его почти нет, то невольной обращаешь внимание на психологическую подоплеку событий. И здесь, при общем понимании – а почему всё так, слишком мало трагической убедительности в том, что в душе героини много лет взращивался монстр, способный на хладнокровные злодеяния.

ЕбанатыСергей Королев – «Ебанаты»

Мясная жесть вернулась. Здесь практически непрекращающаяся цепь всевозможного насилия. Ну и мата, под стать названию. Сразу напомнило «Слякоть» Подольского, в силу сельской местности и напрочь отбитых «русских редников». Читается без каких-либо попутно возникающих мыслей, за исключением – «ну да, и в жизни, увы, встречается такая вот отморозь». Мясилово ради мясилова, пусть и с «внезапным поворотом» в развязке, но в целом – просто оголтелая мясорубка.

Тщетность живыхЕвгений Долматович – «Тщетность живых»

Поэтичный фарш. Начиная вкушать, искренне любуешься изящным слогом. А потом вдруг морщишься от отвращения. Тот случай, когда невыносимая жестокость гармонично соседствует с утонченным изложением. А-ля «читать невозможно, но и оторваться нельзя». Плюс рассказ, по сути своей, глубоко трагичный, что также добавляет ему очков. Этакая жемчужина жести, к которой захочешь вернуться спустя какое-то время, несмотря на чудовищные сцены медленного садистского убийства.

АнанасыАлександр Сордо – «Ананасы»

Фееричная словесная грязюка! Цепляющий трындец в форме чата. Начинаешь читать инет-диалог неких днищенских гопников… и не замечаешь времени. Это бесспорно выигрышный литературный формат, когда выписаны характеры собеседников и остра сама история. Конечно, происходящее – сплошное «мясо», но, с другой стороны, может быть, это просто словесные бредни анонимусов, и никакого насилия в реале нет. Впрочем, есть в «Ананасах» что-то такое, что заставляет тебя поверить в творящийся ужас, что и начинают так или иначе признавать «чатнутые». Ну а финал можно воспринять и как жирную точку, и как пространное многоточие…

Дом мечтыИван Миронов – «Дом мечты®»

Настоящая история Барби и Кена. Не киношно-кукольная, а вся правда жизни, где Кен – маньячина, а Барби – мученица. Это вам не розовая карамель, а конкретный жесткач, с болью и кровью. Конечно, это черный юмор такой, но с четкой мыслью о том, насколько можно поехать головой, оказавшись в кромешном аду. Хотя именно сумасшествие облегчает страдания, заставляя думать, что ты живешь в сказке, пусть несколько жутковатой, но всё равно милой и романтичной. Интересно, что бы сказали Марго Робби и Райан Гослинг, очутившись в «Доме мечты»? 😊

Митин островЗинаида Никитина – «Митин остров»

Семейная драма. Ну такая, крышесносящая. С грязным сексом и чудовищными смертями. Первосортная русская чернуха (комплемент, если что), но как будто происходящая вне времени и пространства. Инфернальный остров ввергает в депрессию, и его жители – как будто покойники. Не просто давно умершие, но и сгнившие. Но при этом почему-то ходящие, говорящие и творящие запредельное зло. Причем изложено так щемяще, что главных героев искренне жаль: Митю, его сестру Лену и их маму. Процесс распада ячейки общества показан в печально-кошмарном ключе. И несмотря на все атрибуты сплаттерпанка, «Митин остров» воспринимается как античная трагедия. Сильная работа.

МатерьЯна Полякова – «Матерь»

Этакая «Кровь»» Брэда Андерсона в российских реалиях. Хотя не исключено, что автору это кино абсолютно незнакомо. На самом деле сюжет об обезумевшей от горя матери, любой ценой пытающейся спасти смертельно больного сына, лежит на поверхности. И его развитие в рамках вампирского хоррора также вполне закономерно. Впрочем, финал реально аховый, не вписывающийся в рамки традиционного ужастика. И в целом у Яны получилось сильнее, чем с «Хлоркой» в этом же сборнике, о которой рассказывалось ранее.

На дне ЛимбаАлександр Сордо – «На дне Лимба»

Это прямо исчерпывающий ответ на просьбу – «Покажи мне настоящий АД!». Поначалу кажется, что это бескомпромиссная сплаттерпанк-вариация на тему российского хоррора «Рассвет» Павла Сидорова или же его новеллизации от Олега Кожина. Но по мере чтения понимаешь, что это просто за-гранью-добра-и-зла-фантазия на тему уму непостижимого ужаса. В мозгу также невольно всплывают аналогии с творчеством Лавкрафта и Кроненберга, но эти выдающиеся ребята не доходили до ТАКОГО кроваво-спермового звездеца. Написано классно, с точки зрения детализации картинки, слов нет. Но читать «На дне…» смогут лишь те, кто готов опуститься на самое очумело-мясницкое дно.

ПустырьЕвгений Долматович – «Пустырь»

Фекальный хоррор, уж простите за прямоту, ибо по-другому его не назвать. Причем начало ничто не предвещает. Кажется, что это будет этакое порно, скорее всего, со смертельным исходом, но всё же не про испражнение. И тут – на тебе, кучи кала в кадре 😊 При этом в повествовании смутно прослеживается некая мысль о бренности бытия, но она слишком залита дерьмом. Субъективно, сложноперевариваемое чтение, поражающее своей каловой формой. Ну, хоть девчонка в рассказе есть красивая, но и ее автор смешает с чем-то отвратным.

КолечкоМария Синенко – «Колечко»

На этот шоковый рассказ я уже писал объемную рецензию, поэтому здесь ограничусь основными тезисами. «Колечко» — произведение-предупреждение, которое, дай Бог, огородит кого-то от опрометчивых знакомств, заканчивающихся надругательством. Причем форма изложения такова, чтобы глаза на лоб полезли и не было никаких сомнений, что в реальности так и будет, если не еще хуже. Здесь даже не кажется, что краски сгущены. Если даже физические истязания будут не в такой жуткой степени, то психика точно необратимо съедет набекрень. И посему неудивительно, что если жертве все же удастся ответить, то эта самая «ответка» всадит выродкам по самые помидоры…

Самое лучшее в жизниМихаил Гоминин – «Самое лучшее в жизни»

На последнем рассказе мой мозг сломался. Финита ля комедия. Понятно, что это задумывалось, как гомерически смешная юмореска, но… собачки, кошечки, курочки, свинюшки…ой, всё! И дело не в том, что я — ярый защитник животных. Видимо просто зоофилия и некрозоофилия – уж совсем не моё. Да, стоит отдать должное автору за легкий слог, когда летишь по строкам, но содержание меня выморозило, что бы это не значило. И на самом деле я открыл кое-что новое в себе. До «Самого лучшего в жизни» мне казалось, что в литературе для меня не существует границ. А тут – на тебе, меня шокировали всего лишь какие-то свинотрахи.

Сумасшедший домМария Синенко – «Больные Ублюдки. Послесловие»

Да, авторы – не психи… но это не точно. Подтверждаю успокаивающие слова Марии, так как тоже лично знаю отдельных хорроррайтеров … и пока еще жив. «Рыжая обложка» стала для меня уникальным литературным опытом, так как никогда не читал столько шокирующих рассказов подряд и за относительно короткое время. Хочу ли я еще чего-то подобного прямо сейчас? Ох, нет, пока достаточно… А вернусь ли к чтению подобного? Конечно. Нужно же хоть иногда уходить в зону комфорта от новостной повестки, дабы не сойти с ума.

Страница книги «Рыжая обложка» в КЛУБ-КРИКе

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 3, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

  

  

45 + = 51