ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Отзыв на джалло «Ужас в опере» (Opera, 1987)

 

3Вообще-то этот джалло Ардженто называется просто «Опера», а не так, как его переиначили прокатчики, желая непременно привлечь не поклонников итальянской оперы, а хоррорманов. И этот фильм является последним джалло Ардженто, где он продемонстрировал визуальный мастер-класс. Причём, как и «Птица с хрустальным опереньем» и «Кроваво-красное«, «Ужас в опере» обманчиво прост.
А на самом деле в этом джалло сконцентрированы практически все сквозные мотивы других его фильмов. Продолжая тему, начатую в «Феномене«, Ардженто сопоставляет и противопоставляет человека окружающему миру, творения рук человеческих творению Господню. Героиню, как и героя «Дрожи», мучает собственное прошлое, что приводит сначала к следованию проторенным её матерью путём в искусстве, и лишь позднее происходит мучительное раскрытие собственного «я». Ардженто как бы говорит, что искусство — фальшиво, ибо отражает жизнь подобно зеркалу. Истинную красоту, природу, совсем не умеют люди ценить, хотя за наслаждение ей не надо платить деньги. Именно поэтому в звуковом ряде фильма на равных сосуществуют музыка Верди и карканье ворон.
Бетти кажется человеком не от мира сего, не способным выражать свои эмоции не через музыку. За пределами театра и в личной жизни она так и осталась маленькой девочкой, которой не досталось материнской любви. Ибо мать была примой и всю себя отдавала театру. Она не умела жить, не играя. Маньяк же некий призрак оперы. Только он очарован не столько искусством, сколько юной примой. Он уже не видит разницы между образом и реальностью, между лицом и личиной. И убийства для него — тоже искусство, тоже средство для самовыражения. И ему нужны зрители, ибо искусство не может существовать само по себе. Искусство есть пустая оболочка, которую каждый смотрящий волен наполнять каким угодно содержанием.
В фильме Ардженто немало и сопоставлений. Сопоставляются две героини, Бетти и её юная соседка. Они обе пребывают в детстве, только в разных возрастах. Сопоставляются маньяк и попавшая под машину прима (ибо только эти два персонажа представлены как вид от первого лица). Сопоставляются в какой-то мере и великий шекспировский текст «Макбета» со всем тем ужасом, что творится за кулисами. Не рок ли царит и над оперой? И истинными посланниками шекспировского рока выглядят вороны, которые «мне отмщение, и аз воздам». Их долгий полёт над зрительным залом, поначалу почти под потолком, а затем всё ниже, ниже, есть одна из самых лучших сцен во всём творчестве Ардженто.
Сквозным образом через весь фильм проходит глаз. Будь это расширенные от ужаса глаза жертвы или Бетти, которой надлежит наблюдать за убийствами, глаза безумного маньяка, устраивающего свои кровавые спектакли, или глаз ворона, спокойный, чёрный, не прощающий.
Финал, снятый в тех же местах, что и пролог «Феномена» (ещё один интересный пример цикличности), противопоставляется началу фильма. Шумная опера, бурлящая страстями, против умиротворённой горной природы. Здесь, на лоне матери-природы, Бетти, наконец, осознаёт саму себя, духовно взрослеет. Мир искусства, высасывающий душу, кажется ей суетой по сравнению с вечной красотой гор, лугов и рек. Здесь не страшен никакой убийца, ибо он порождение того, не этого мира.
3Ардженто, может сам того не ведая, затронул в своём джалло те же темы, что и, например, Ингмар Бергман в своих великих фильмах, прежде всего в «Персоне». Искусство есть маска, когда не наполнено жизнью. Искусство поглощает душу человека, делая его не анима, а персоной, актёром в жизни. И в тоже время Ардженто, как и в «Птице…», фактически нам говорит, что маньяк и жертва не роли, данные роком. Каждый сам выбирает кем ему быть, и порой маньяк превращается в жертву, а жертва в маньяка. Иронически это преподнесено Ардженто под личиной Даниэля Соави. Маньяк в обличии Даниэля Соави и истинный Даниэль Соави как жертва.
Но можно даже и не искать в этом джалло никакого смысла, а тупо смотреть на настоящую режиссуру. Фильм Ардженто — та же грёза наяву, как и все его фильмы до 1990-х гг. Великолепные трэвеллинги и зумминги, парадоксальное сочетание, часто в пределах одной сцены и чуть ли ни одного кадра, сна и реальности. Субъективная камера не хуже чем в «Слоне» (знаменитые глаза убийцы). И музыка, передающая всю гамму чувств. И карканье ворон, в котором только мастер сказок с тёмной стороны может разглядеть мелодию рока.
Ещё не отойдя от «Феномена», Ардженто и здесь продемонстрировал, как природа сама исторгает из себя зло, ибо нет ничего противнее природе, чем смерть и тлен. Наконец, можно даже совсем обнаглеть и разглядеть в этом джалло противопоставление живого искусства («Макбет») низменным кровавым спектаклям убийцы, противопоставление театра Шекспира многим фильмам, где кроме безумного маньяка и его убийств больше не на что смотреть.
Джалло не прижился в Голливуде не столько потому, что это чисто европейский жанр. Просто мышление американца и европейца отличается в разы. Легко предположить, как снял бы американец.
Бетти получает роль леди Макбет после загадочного несчастного случая с примой. Она с радостью берётся за работу, но начинает замечать, что кто-то мешает ей стать новой примой. То софит чуть не упал ей на голову (у американцев всё падает только на главного героя), то кто-то убил её любовника, а потом прирезал костюмершу, когда Бетти пошла позвонить. И всё время кто-то шлёт ей записки, подарки. Бетти сразу бежит в полицию, где начинают подозревать если не её саму, то кого-то из её близкого окружения. Побегав какое-то время от полиции и маньяка, Бетти, наконец, встречается с ним лицом к лицу и в неравной схватке одерживает верх. Полиция прибывает как раз вовремя, чтобы снять с неё обвинения и собрать трупы.
А как тот же сюжет снимают в Европе?

8/10

Страница фильма в «КЛУБ-КРИКе»

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 4, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

4 комментария Отзыв на джалло «Ужас в опере» (Opera, 1987)

  • MidnightMan

    Интересный многосторонний анализ вышел! Думаю, что джалло в Голливуде не прижилось, но всё же породило младшего упрощённого приемника зовущегося слэшером 🙂 Ведь даже Карпентер никогда не скрывал, что всегда был в восторге от фильмов Ардженто.

    • vkontakte.ru Роберт Виллэн

      Да, но первый слэшер тоже родом из Италии («Кровавый залив»).

      • MidnightMan

        А я всегда был за то, что американские ужастики много чего переняли от итальянцев, после переделав это под своё личное удобство, в том числе приютив и вырастив слэшер 🙂

        • vkontakte.ru Роберт Виллэн

          Да, ты прав. Мне, кстати, очень нравится итальянский слэшер «Водолей». Он тоже не так прост, как кажется.

Добавить комментарий

  

  

× 8 = 8