Покупайте книгу «Русский Хоррор» на ЛитРес!

 
 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

LiveJournal ВКонтакте
 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 9.

 

Обложка Клуб серийных убийц9-я заключительная часть романа Хельга Энигмы «Клуб серийных убийц», НО это не финал истории! Сиквел романа следует.

Предыдущие публикации:

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 1.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 2.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 3.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 4.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 5.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 6.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 7.

Хельг Энигма «Клуб серийных убийц» — публикация романа, часть 8.

(администрация КЛУБ-КРИК)

Посвящается Стивену Эдвину Кингу. В знак благодарности за «Темную Башню», Роланда, Эдди, Сюзанну и Джейка. У многих из нас есть серьезное подозрение, что мир Роланда из Гилеада существует на самом деле.

 26. ДОРОГА НА СЕВЕР. ДОМ НА ОСТРОВЕ

Когда я ступил на берег, передо мной предстала грандиозная темная стена леса на фоне звездного неба. Налетавшие порывы холодного ветра раскачивали старые деревья. Верхушки древних,  реликтовых пихт и елей перешептывались между собой.

Я был потрясен увиденным. Конечно, я видел фильм Питера Джексона «Властелин Колец», все те величественные леса и горы в Новой Зеландии. Но я не думал, что в Норвегии такая же, если не более грандиозная природа. Великая красота дикой природы во всей ее полноте. Это зрелище было божественным. Громадные деревья, поросшие мхом, которые помнили еще первые крестовые походы. Прозрачные как слеза, ручьи. Яркие звезды, как в горах. Я вдруг понял значение слова «реликтовые».

Вынув из кармана JPS-навигатор, я сверился с картой Ботаника. По лесу я шел добрых полчаса, пока в просветах между вековыми деревьями не показалось звездное небо. Присветив фонариком, я еще раз сверился с картой. Вроде бы то самое место. Я вышел из леса и пошел по заброшенному кукурузному полю, раздвигая руками громадный бурьян высотой в человеческий рост. На земле угадывалась полузаброшенная тропинка. Пройдя по ней метров двадцать, я увидел какой-то мигающий огонек. Словно от свечи. Я медленно вынул пистолет из кобуры и привинтил к нему глушитель, после чего с пистолетом наготове двинулся дальше. И вдруг я остановился как вкопанный. Я многое успел повидать за свои тридцать два года, но такого не видел даже я. Это было воронье пугало. У меня по спине побежали мурашки.

Пугало было жутким. При одном взгляде на него у меня все холодело внутри. Это было не какое-то обычное добродушное пугало для отпугивания ворон. Это пугало сделали, чтоб отпугивать людей. Отпугивать от старого домика в лесу, который затаился среди деревьев на краю кукурузного поля. Лохмотья болтались на нем, как на мертвеце, восставшем из могилы. Вместо головы у него была большая тыква, пустая внутри. И на ней было вырезано страшное лицо, как это любят делать американцы на Хэллоуин. Его явно вырезал человек с больной фантазией. И талантом краснодеревщика. Казалось, что оно сейчас оживет и схватит тебя своими длинными руками. Из рукавов торчали не просто палки – это были вырезанные из корявых веток длинные пальцы. На голову пугала была криво напялена самодельная остроконечная шляпа из какой-то грязной драной мешковины. Внутри громадной головы горела свечка, из-за чего глаза и рот пугала светились жутким подрагивающим светом.

Ткнув пугало глушителем в бок, я криво усмехнулся. Хорошая работа, ничего не скажешь. Местное население, поди, это место обходит десятой дорогой. При виде этого жуткого пугала даже мне стало немного не по себе. Но не для того я ехал две тысячи километров, чтобы в конце спасовать перед каким-то дурацким пугалом. Я осторожно обошел его стороной, держа пистолет наготове. Чем черт не шутит. Если внутри головы у него горит свеча, значит неподалеку может бродить тот, кто зажег ее всего пару часов назад.

Обойдя пугало, я прошел дальше по тропинке. Бурьян становился все гуще, он, словно не желая пускать к дому, хватал меня за руки и за одежду. Очень скоро мне пришлось уже протискиваться сквозь него. Я пожалел, что сдуру не сообразил захватить топор. Еще раз вынув навигатор, я тихо чертыхнулся. Координаты совпадают. Где же этот чертов дом Ботаника? Ну и дебри. Здесь не то что человека, здесь космический корабль можно так спрятать, что его вовек не сыщут.

И вдруг поле закончилось и я оказался на краю леса. Тут-то я наконец и увидел его. Фамильный особняк Ботаника. При его виде меня разобрал смех. И это он называл фамильным особняком?

Это была маленькая и покосившаяся от времени деревянная хибара. Поросшая мхом и привалившаяся боком с огромному старому дереву. Домик так сливался с окружающим пейзажем, что при всем желании найти его можно было только если наткнуться на него носом. Из-за густого бурьяна выше человеческого роста можно было пройти всего в паре метров от него и не заметить.

Я медленно поднялся по потемневшим от времени деревянным ступеням на крыльцо домика. Пока я поднимался, они издавали настолько сакраментальный скрип, что я невольно усмехнулся. Прямо как в каком-то готическом фильме Тима Бартона. Да уж, Ботаник не лишен чувства юмора. Особняк. Причем фамильный, не хрен собачий. С виду, так трухлявая дача столетней давности, которая на ладан дышит и вот-вот рухнет сама, ее даже сносить не придется.

На крыльце я на секунду остановился и осмотрелся вокруг. Бурьян. Бурьян в полтора человеческих роста. Бурьян сколько хватает глаз. Идеальное место, чтобы залечь на дно. Вынув из кармана ключ, я вставил его в замок и повернул. Затем со скрипом открыл дверь и вошел вовнутрь.

И вдруг произошло что-то настолько странное, что я до сих пор внутренне содрогаюсь при одной мысли о Доме. Вокруг меня все дернулось, словно склейка на кинопленке, и освещение вокруг изменилось. Пока я шел через поле, ночь была полной звезд и совершенно безлунной. Но внутри было другое освещение! Внутри дома сквозь окна падали косые лучи лунного света. Но не это было странным. Внутри Дом был больше чем снаружи! У меня даже мурашки побежали от такого фокуса. Проморгавшись от неожиданности, я сделал шаг назад, на крыльцо. Все вокруг опять дернулось, будто склейка на киноленте, и я оказался перед Домом. Луны на небе не было. Было очень много звезд, ярких, словно в горах. Сердце у меня билось как бешеное. Ни черта себе фокус! Я отошел от Дома насколько позволял бурьян и осмотрел его внимательнее. Маленькая одноэтажная деревянная хибара с заколоченными окнами, привалившаяся боком к громадному дереву. Откуда мог падать лунный свет, если луны на небе не было и окна были заколочены, ума не приложу. Собравшись с духом, я поднялся по нескольким скрипящим ступенькам и открыл дверь в Дом. Осторожно просунул внутрь голову. Вокруг опять все дернулось, и я осмотрелся внимательнее. Внутри Дом был больше, чем снаружи, мать его. Раза в три больше, если не в четыре. Охренеть можно. Если какая-то оптическая иллюзия, то чертовски хорошо выполненная. До жути хорошо выполненная.

Войдя внутрь еще раз, я осторожно ступил вперед. Странный Дом был двухэтажным. Первый этаж дома был очень просторный и мрачный. Напротив входной двери была широкая лестница на второй этаж, которая на пол-пролета поднималась вперед, затем делилась на две более узкие лестницы, под углом уходящие в стороны. Перила лестницы были сделаны из резного дерева. Лунные лучи пробивались слева сквозь четыре высоких и узких вертикальных окна над лестницей и освещали все помещение неярким серебристым светом. Окна справа были разбиты, а затем заколочены. Я осмотрелся. Стены Дома были из потемневшего от времени и изъеденного жучками дерева, все детали интерьера были очень ветхими, покосившимися и трухлявыми. Словно старинный особняк из какого-то фильма Тима Бартона, ей-богу. Поместье Колинсвуд, мать его, только немного меньше и без пошлой роскоши.

В полной тишине я медленно прошел через холл по направлению к лестнице. Деревянный пол скрипел под ногами (откровенно говоря, я опасался провалиться сквозь него куда-нибудь в подвал, поэтому и шел медленно, осторожно перенося вес сначала на одну ногу, потом на другую). В середине просторного холла стоял старинный рояль. Я раньше немного занимался на клавишных, поэтому с интересом подошел к роялю, со скрипом поднял пыльную крышку и прикоснулся к разбитым клавишам. Сыграв пару тактов из «Лунной сонаты», я с сожалением закрыл крышку рояля. Инструмент был очень расстроен, на нем в последний раз играли не меньше века назад, поэтому музыка звучала зловеще. Звуки были хриплыми,  будто рояль был живым существом, которое кто-то схватил за горло  ледяными лапами.

Ну и дыра, однако. Ботаник был прав. В его фамильном особняке нас с Аней никогда не найдут, даже если всю Норвегию перевернут вверх дном и вывернут наизнанку. Долго ли мы сможем здесь высидеть, вот в чем вопрос. И не свихнемся ли от скуки. Кто из предков Джона Кроу жил здесь сто лет назад, я понятия не имел, но почему-то был готов поспорить, что ни водопровода, ни нормального туалета в его фамильном особняке не было и в помине. Надеюсь, Джон Кроу хоть холодильник удосужился притарабанить. Хотя что это я, – какой, к черту, холодильник? К чему его подключать, если тут нет розеток? Я посмотрел вокруг и тяжело вздохнул. Веселенькие полгода нам предстоят с Аней, ничего не скажешь. Еще и зима на носу. Надо будет хоть как-то обустроиться, какой-то электрогенератор привезти для обогрева, холодильника и ноутбука. Порывшись в карманах, я достал свой маленький фонарик и щелкнул кнопкой. Помигав несколько секунд, тот погас. Я чертыхнулся. Как всегда, батарейка сдохла в самый неподходящий момент. Поежившись, я продолжил осматриваться в темноте.

На крышке рояля стоял позеленевший от времени медный подсвечник с пятью странными свечами. Я присмотрелся и понял, что с ними не так. Они были из пчелиного воска, видимо потому, что особняк Джона Кроу был заброшен задолго до изобретения парафина. Свечи были наполовину сгоревшие, с потеками от воска на боках. Я провел по крышке рояля пальцем. Пыль. Такого слоя пыли я еще ни разу не видел. Такое чувство, что здесь никого не было лет сто пятьдесят. Я взял с рояля подсвечник, вынул из кармана спички и зажег свечи. В просторном темном холле сразу стало светлее. Так-то лучше. Осмотревшись по сторонам, я поежился. Пыль, мрак и запустение. Я уж молчу про паутину. До меня вдруг начало доходить, что что-то тут не то. Что-то здесь произошло. Очень давно, в конце девятнадцатого века, если судить по старинному роялю. Что-то такое, из-за чего старый дом семейства Кроу был заброшен.

С подсвечником в руке я направился к лестнице на второй этаж. Рассматривая замысловатые гирлянды из паутины на потолке, я на мгновение отвлекся, и это чуть не стоило мне переломанных  костей. Моя нога вдруг провалилась в пустоту. Я чуть было не свалился в громадную дыру в полу. Вовремя схватившись за перила лестницы, я чудом уберег себя от падения. Когда, восстановив равновесие и отступив на шаг, я заглянул в нее, у меня по спине побежали мурашки, а волосы на затылке приподнялись. В лицо мне повеяло ледяным сквозняком снизу. Может у меня фантазия разыгралась, но у меня возникло ощущение, что в бездонной дыре что-то шевелится. Что-то темное. Шевелится и смотрит на меня. Я поспешил убраться от рояля. Вот тут-то я и понял, что означает фраза:  Когда ты вглядываешься в бездну, бездна вглядывается в тебя. Тысячью голодных глаз.

Поднявшись с подсвечником на второй этаж, я увидел длинный темный коридор с множеством комнат по обе стороны. Казалось, ему нет конца. Я медленно шел по длинному коридору с множеством дверей, по пути зажигая свечи, закрепленные на стенах коридора. Дверей было много, штук семьдесят, никак не меньше. Все, кроме одной, были крепко-накрепко забиты досками. Доски были сорваны с одной-единственной двери, на которой висела деревянная табличка с отбитым углом. На табличке было вырезано «…LEAD». Позже я понял, что доски сорвал никто иной, как Ботаник. Дойдя до конца коридора, я увидел зеркало в резной деревянной раме, которое висело в самом его конце. Я внимательно осмотрел свое отражение и усмехнулся. Ну и видок. Бледный, как вампир. С подсвечником в руке, с взъерошенными волосами, на фоне темного коридора со свечами на стенах, я выглядел как какой-то персонаж из готической компьютерной игры. Я направился обратно, в сторону лестницы.

И тут я услышал это. Честно говоря, меня пробрал мороз до самых костей. Ночь была темная; немногочисленные окна в коридоре были заколочены. На весь длинный коридор горело лишь несколько свечей, прикрепленных к стенам, которые я зажег по пути. По помещению тянуло сквозняком, и желтое пламя вздрагивало и трепетало в потоках воздуха.

И вот я услышал какой-то низкий ворчащий звук, напоминающий хрюканье свиньи, затем сквозняк донес до меня омерзительную вонь, похожую на запах, какой издает туша животного, убитого с месяц назад. Звук и запах смешались в моем сознании, и мне стало очень страшно. Хрюканье – а иначе я этот ворчащий, храпящий звук описать не могу – становилось все более громким и, я бы сказал, нетерпеливо-радостным. Сначала оно доносилось из-за дверей с одной стороны зала, затем я услышал его еще с одной стороны, и еще, и еще.Без сомнения, за дверями что-то было, что-то голодное. И оно чувствовало мой запах. У меня мурашки побежали по коже, и я медленно положил руку на рукоятку пистолета. Неожиданно я все понял. Кусочки жуткой мозаики сложились в цельную картинку. Старый дом семейства Кроу был вовсе не дачей, как я подумал вначале, а пересадочной станцией.

Обернувшись, я с ужасом увидел на полу темные пятна, а на стенах – отверстия от пуль. Меня вдруг пронзила страшная мысль: что-то вырвалось из дверей и убило хозяев дома. Что-то настолько жуткое, что дом был спрятан, а двери между мирами – заколочены. Я поднес свечу к единственной двери, с которой были сорваны доски и еще раз прочитал вырезанную на старом дубе надпись: «…LEAD». Где-то я слышал это слово, но никак не мог вспомнить где именно. Рядом со мной, на этот раз за дверью с сорванными досками, опять раздалось страшное хрюканье. Мне стало жутко, и я поспешил убраться от этой двери.

Словно ошпаренный, я выскочил из жуткого дома и с разбегу влетел в бурьян. Вынув из внутреннего кармана телефон, дрожащими руками вставил в него батарею и новую сим-карту. Затем набрал номер Ботаника. После нескольких гудков тот ответил.

– Что тут творится, Джон?! – срывающимся голосом спросил я.

– Ты с ума сошел мне звонить? Я же просил, если будут вопросы, отправить их мне на мыло. – сердито сказал Джон Кроу.

– Меня самого чуть на мыло не пустили, черт бы тебя побрал! – крикнул я. – Что это, твою мать, за парк с аттракционами, дом с гребаными привидениями, в котором я должен прятаться целых полгода?! Да я лучше сразу домой вернусь, целее буду!

Джон Кроу, помолчав, ответил. Голос его был серьезен.

– Что стряслось-то, Фокс? – спросил он.

– Да так, мелочи жизни. Помимо аттракциона на входе и забавных галлюцинаций внутри, ничего особенного. Дом как дом. Только вот внутри он больше чем снаружи и какие-то твари за дверями шастают. Это как вообще понимать, Ботаник? – я повысил голос.

– Есть вещи, о которых нельзя рассказать, их можно только показать… – в трубке раздались хрип и помехи, и звонок оборвался. На самом интересном месте, как всегда. Чертыхнувшись, я набрал его еще раз. Мой телефон был вне зоны покрытия.

Осмотревшись по сторонам, я начал понемногу звереть. Ну и  дыра, даже сотовый не ловит. Романтика с большой дороги. Когда я вышел из поезда, было уже около семи вечера. Пока я ждал звонка от Ани, читал плакаты на норвежском, пытался дозвониться в рельсу и угонял лодку, успело стемнеть. И как назло, ничего съестного с собой не захватил, кроме бутылки воды и пары шоколадок. Очень мило, подумалось мне. У меня есть великолепная возможность    провести свою первую ночь в Норвегии, любуясь звездами под открытым небом. В глуши черт знает где посреди леса, на собачьем холоде.

Порывшись в сумке, я достал оттуда зимний свитер. Надев его и застегнув куртку на молнию, я еще раз огляделся по сторонам. Глухомань, мать ее за ногу. Через полчаса бесплодных попыток позвонить Ботанику я окончательно замерз. Тяжело вздохнув, я поплелся к дому, на ходу доставая пистолет.

Зайдя обратно в дом с привидениями, я поежился. Жуткое место, но внутри хоть не было ледяного ветра. Когда я осмотрелся по сторонам, я понял, что никого, кроме меня, в доме нет. Не знаю, что за звуки были за дверьми в коридоре, но в холле было пусто. В конце концов любопытство пересилило первоначальный испуг. Я достал фотоаппарат и начал фотографировать все в темном доме. Тут было что сфотографировать, уж можете мне поверить.

Вспышка. Камин с кованым обрамлением. Вспышка. Рояль. Вспышка. Странная книга на рояле. Вспышка. Пыльные книжные полки. Вспышка. Длинный коридор с множеством дверей. Дверей, заколоченных досками. Вспышка. Пятна крови на полу. Вспышка. Отверстия от пуль. Вспышка. Бутылки с мутной жидкостью, стоящие в ряд на подоконнике. Горлышки бутылок, заткнутые тряпками, напоминали клювы каких-то жутких птиц. Я взял одну из них и тут же поставил на место. Ну и жуть. Это был коктейль Молотова. Кто-то явно хотел сжечь Дом. Но, похоже, не успел.

Перед дверью из резного дуба с сорванными досками я на минуту остановился, вспомнив кое о чем, что почти забыл. Я засунул руку в боковой карман и вынул сверток, который дал мне Джон Кроу на вокзале. Сорвав обертку, я увидел странный кожаный футляр, старинный ключ к дверному замку и сложенную вчетверо записку.

Развернув письмо, я со странным чувством прочитал слова, выведенные каллиграфическим почерком Джона Кроу: «ЕСТЬ И ДРУГИЕ МИРЫ, КРОМЕ ЭТОГО. Но наш мир всегда был моим любимым». В письме я прочитал о таких вещах, от которых у меня попросту перехватило дух. Семья Кроу, английские аристократы, в 18 и 19 веках были смотрителями пересадочной станции, замаскированной под загородный особняк. Прадед Джона Кроу жил в этом доме, когда был еще мальчишкой. По отрывочным слухам, дошедшим до него от деда, сюда часто приезжали загадочные личности, причем далеко не все говорили по-норвежски. Кто эту станцию построил и зачем, Ботаник в письме не упомянул (возможно, потому что не знал сам). Зато рассказал в подробностях, как его предки погибли в 1891 году, когда по неосторожности не заперли одну из дверей.

Все начинало становиться на свои места. Джон Кроу в своем письме рассказывал о том, как он полгода путешествовал в другом мире. После того, как погибла его семья. Рассказывал о том, как встретил ТАМ человека, который знал великого воина. Великого воина, который, по слухам, умел останавливать пули и читать мысли.

По мере того, как я читал письмо Ботаника, у меня все сильнее и сильнее отвисала челюсть. Если бы я не видел дверь с сорванными досками прямо перед собой и если бы не странности, происходящие прямо у меня на глазах в странном Доме, я бы никогда ему не поверил. В этом он был прав. Есть вещи, о которых нельзя рассказать, их можно лишь показать.

В своем письме Джон Кроу просил меня разыскать этого воина, живую легенду того мира. Он говорил, что этот странный человек странствовал между мирами и уже имел дело с этими тварями. По словам Ботаника, он единственный, кто мог нам помочь.

Со странным чувством я положил письмо в карман. Теперь я понял, почему у Джона Кроу был такой странный взгляд, как у космонавта. Он действительно видел другие миры. Эта записка вдруг напомнила мне старую книгу, которую я читал давным-давно, лет десять назад. «Стрелок» Стивена Кинга. В ней тоже была эта фраза. «ЕСТЬ И ДРУГИЕ МИРЫ, КРОМЕ ЭТОГО». Не исключено, что Джон Кроу тоже читал эту книгу, так же, как и я.

В полном смятении я вставил ключ в скважину и медленно повернул его по часовой стрелке. Три раза. Вот и настал момент истины, подумал я. Вся моя предыдущая жизнь, включая никчемную работу, Клуб Серийных Убийц и встречу с Чужими, была лишь прелюдией к этому моменту. Я перестал дышать. Я закрыл глаза и повернул ручку.

Замок щелкнул и дверь открылась.

За ней был темный ночной пляж. Совершенно дикий морской берег. Дверь Между Мирами, черт бы ее побрал, настоящий всамделишный прокол в пространстве. «Кротовая нора», ведущая в иной мир.

Встав на одно колено, я внимательно присмотрелся. Несмотря на темноту, я увидел, что местность за Дверью была совершенно дикой. На темном небе над незнакомым океаном были яркие звезды. Никаких сакраментальных лун в полнеба, как в фильме «Аватар» не было и в помине, но они были и не нужны. Звездное небо было настолько красивым, что захватывало дух. Звезды были такими яркими, что небо было не черным, а скорее темно-синим, как в нашем мире в полнолуние. Вероятно, здешний мир не знает, что такое смог, подумалось мне. Вынув из кармана свой маленький двадцативаттный фонарик, я присмотрелся внимательнее, насколько доставал луч. Пока что никаких жутких тварей не было видно, да и напугавшие меня вонь с хрюканьем явно доносились не из-за этой двери.

Прислонившись спиной к стене, я сел напротив открытой Двери на пыльный деревянный пол. Положив пистолет на пол рядом с собой, я достал коробку, которую подарил мне Ботаник перед отъездом. Вынул кожаный футляр и открыл его. Я рассчитывал увидеть все что угодно, кроме этого.

В ней лежала увесистая серебряная фляжка, которую я уже видел у Джона Кроу в день нашего знакомства. Ботаник явно питал страсть ко всему красивому, один его почерк чего стоил. Фляжка была покрыта гравировкой, красивыми витиеватыми узорами, изображающими листья, цветы, и птиц, сидящих на ветках. Красивая вещь, я оценил. Хороший подарок. Я взвесил ее в руке. Тяжелая, не меньше полулитра. И в ей подозрительно плескалась какая-то жидкость. Мне бы сейчас не помешал добрый глоток спиртного, подумалось мне. Отвинтив крышку, я отхлебнул и тут же закашлялся.

Коньяк, старый добрый сорокаградусный коньяк. То, что доктор прописал. А у нашего биолога оказалось забавное чувство юмора. Сделав еще один глоток, я завинтил крышку и перевернул флягу. На другой стороне была выгравирована надпись: «Audentes fortuna iuvat». Очень к месту, ничего не скажешь. Я криво усмехнулся. Кому что, как говорится. Если Белый Кролик при знакомстве подарил мне бронежилет, то Ботаник на прощание подогнал храбрую воду.

С пистолетом наготове, пригнувшись, я вошел в Дверь Между Мирами. Ощущение было, словно проходишь через густой холодный кисель. По спине у меня побежали мурашки. Мне было по-настоящему жутко. Не так, как в комнате с мертвым маньяком; не так, как при первой встрече с Джоном Кроу в заброшенном домике в снегу. И даже не так, как тогда, когда мой кот превратился в чудовище. Нет, это была жуть иного рода. Потусторонняя жуть. Мороз пробирал до костей, во рту, несмотря на выпитый коньяк, был медный привкус. От адреналина, не иначе. В последнюю секунду я пробормотал сквозь зубы:

– За такие фокусы нужно ноги оторвать…

 

27. ДВЕРЬ МЕЖДУ МИРАМИ

21 декабря 2012 года я сидел у самой воды и любовался золотистой поверхностью океана. Солнце уже клонилось к закату. Волны с шелестом пытались облизнуть мои кроссовки. Позади меня, возле догорающего костра спала девушка, которую я вытащил из нашего мира вместе с собой. Во сне она сжимала в руке черный пистолет с лазерным прицелом. Я, обернувшись, посмотрел на нее и еще раз поразился ее красоте, сравнимой с красотой океана.

Повернувшись к закату, я полной грудью вдохнул соленый морской воздух. Из включенного ноутбука, стоящего на земле возле костра, лилась тихая музыка. На небе уже начали появляться незнакомые созвездия. Как назывался океан здесь, в этом мире, я не знал.

Слева от меня была длинная горная цепь, справа громадный, без конца и края, океан. Где-то за горами находился Великий Лес. Простирающийся на тысячи километров во все стороны. А где-то еще дальше, за лесом были Города. Которыми правит Шерли Суровый и от которых лучше держаться подальше. От человека, который показал мне дверь между мирами, я слышал, что этот мир намного больше нашего. Намного больше и древнее. И еще я слышал, что цивилизация коснулась его в гораздо меньшей степени, чем нас. Здесь только-только появилось огнестрельное оружие, а о таких фантастических вещах, как фотография или пишущая машинка здесь и не слыхивали.

Глядя на спокойные золотистые волны безымянного океана, я еще раз в уме перебрал то немногое, что нам удалось пронести с собой. Я всегда крайне серьезно подходил к каждому делу. Потому что в моей профессии любая ошибка может стать последней. Винтовка с оптическим прицелом, два пистолета, один 38-го, другой 45-го калибра, кевларовый бронежилет. Куртка из особой ткани, из углеволокна, которую не берет ни один нож и ни один пистолетный патрон. Пара хороших охотничьих ножей, которыми можно завалить медведя. Алмазный камень для заточки лезвий. Компас. Маленький цифровой фотоаппарат с компьютерным шнуром. Зачем я его взял, я пока еще толком не знал, но чувствовал, что он мне пригодится. Фонарик следующего поколения с титановым корпусом и аккумулятором, рассчитанным на двенадцать часов. И маленькой солнечной батареей, встроенной в рукоятку. Которая закрывалась маленькой шторкой, как объектив в некоторых телефонах. Этот бесценный предмет я купил по цене хорошего компьютера. Бинокль с двадцатикратными линзами. Аптечка. Два десятка коробок спичек. Несколько пачек зеленого чая. Небьющаяся посуда из титана. Zepter неплохо на мне заработал, скажу я вам. Пара спальных мешков. Несколько сотен разнокалиберных патронов в рюкзаке, вместе с парой полотенец, зубной пастой, бритвами, несколькими кусками мыла, пакетиками с шампунем и прочими гигиеническими мелочами. Карманы куртки мне оттягивали четыре килограммовых золотых слитка размером с пачку сигарет каждый. Без печатей и опознавательных знаков. В рюкзаке лежал переделанный на заказ ноутбук Эппл Макэйр, с дисплеем 1920х1080, встроенной солнечной батареей и довольно коряво нарисованной от руки картой здешних мест на винчестере.

После патронов, пожалуй, ноутбук был самым ценным, что я взял с собой. Его стоимость было впору заносить в книгу рекордов. Благо, после последнего убийства я мог себе это позволить. Один титановый корпус обошелся в полторы тысячи. Не говоря о солнечной батарее и аккумуляторе, который после зарядки работал двое суток. Про дорогущий винт следующего поколения размером со спичечную коробку я вообще не хочу говорить. Он обошелся мне как неплохой автомобиль. Такие винчестеры в свободной продаже появятся не раньше, чем через десять лет. На нем была коллекция книг, фильмов с Blue-Ray дисков и музыки. Почти все место на винте занимали фильмы. Хоть не сойдем с ума долгими вечерами в пути. Тем более что путь пешком нам предстоит неблизкий, а заправок здесь никогда не было в помине. Здесь даже не знают, что такое мотоцикл.

Конечно, джип типа Тойоты или Форда был бы намного удобнее, да и бензином можно было бы запастись посерьезнее, но дверь была не того размера, чтоб в нее пролез автомобиль. В нее не проходил даже квадроцикл. Придется довольствоваться тем транспортом, который есть. Неподалеку от спящей девушки, накрытая брезентом, на земле на боку лежала моя Хонда. Мой старый, верный, видавший виды мотоцикл. Я хотел купить что-то поновее, но просто не смог оставить ее дома. Все-таки это был подарок от моего пропавшего брата. Лучше уж спрятать ее здесь в какой-нибудь пещере. На мотоцикле часть пути мы преодолеем быстро. Я предусмотрительно заменил обычные шины на цельнолитые, сделанные на заказ. Не хотелось бы, чтобы первый же острый камень на лесной дороге стал последним. По бокам вместо седельных сумок я прицепил две канистры. В каждой из них было чуть больше, чем по пятнадцать  литров, но все равно этого хватит ненадолго. Может, на неделю пути. Километров семьсот мы сможем проехать по заброшенным лесным дорогам, а затем придется где-то столько же идти пешком.

Само собой, ни о каком GPS-навигаторе здесь и речи быть не могло. Здесь не было спутников связи и мобильных вышек. Зато здесь была куча других прелестей. Таких, как дремучие леса с многовековыми деревьями, давным-давно заросшие травой узкие грунтовые дороги, по которым вот уже много лет никто не рисковал ездить. Дикие звери, совершенно не боящиеся людей. Ботаник каким-то чудом добыл довольно подробную карту от неизвестного местного картографа. На ней пунктирными линиями были обозначены заброшенные лесные дороги. Карта на плотном пергаменте с обтрепанными краями была размером примерно метр на полтора. Мне удалось перевести ее в электронный вид. Я решил, что гораздо удобнее пользоваться такой большой картой на ноутбуке. Правда, я не имел никакого представления, насколько она точна. Что ж, теперь у нас имеется великолепная возможность проверить.

Присев рядом со спящей Аней, я вгляделся в ее красивое, как у породистой кошки, лицо. Красива, чертовка, ничего не скажешь. Самая красивая девушка из всех, что я видел. Ее лицо было достойно того, чтобы быть отчеканенным на золотой монете. Протянув руку, я осторожно провел тыльной стороной ладони по ее щеке. Кожа у нее была холодная и шелковистая. У меня по руке пробежались холодные искры.

Мне не спалось. Слишком много всего случилось за последние несколько недель. Я полной грудью вдохнул холодный воздух чужого мира. Ночь предстояла долгая. Я опять повернулся Ане Орловой и в который раз поразился ее необыкновенной, кошачьей красоте. Вылитая Марина Александрова. И тут, пока я смотрел на ее царственный профиль, меня посетила интересная мысль. Я, конечно, не писатель, но чем черт не шутит? Рано или поздно я все равно вернусь в свой мир. А долгих вечеров в пути у меня будет предостаточно. Не все ж фильмы смотреть на сон грядущий.

Сев на землю рядом со спящей девушкой моей мечты, я прислонился спиной к стволу громадного дуба. Открыл свой дорогой ноутбук и напечатал первый абзац:

Можете звать меня Фокс. Но это не мое настоящее имя. Я взял его из фильма, увиденного еще в детстве. «Секретные материалы». Первый сезон 1993 года. Суперобложка от видеокассеты потерялась еще до меня. Возможно, это была моя первая видеокассета. Забавно, но я даже не помню, о чем был фильм. В памяти осталось только имя. Фокс Малдер. Я так хотел, чтобы оно было моим. Теперь так и есть.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!

 

ВТОРАЯ ЧАСТЬ КНИГИ «КЛУБ СЕРИЙНЫХ УБИЙЦ» ПОД НАЗВАНИЕМ «ДВЕРЬ МЕЖДУ МИРАМИ» ВЫЙДЕТ В ДЕКАБРЕ 2015 ГОДА.

 

ПЕРВЫЕ ГЛАВЫ БУДУТ ОПУБЛИКОВАНЫ НА САЙТЕ «КЛУБ-КРИК» УЖЕ В НАЧАЛЕ 2015 ГОДА.

 

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ И ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

 

Уважаемые читатели!

ЗАКАЗАТЬ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ книги «Клуб серийных убийц» (печатное или электронное издание) с автографом автора Вы можете, написав на E-mail: helgenigma@mail.ru (в теме письма напишите «хочу заказать книгу»). Мы ответим Вам в течении 24 часов. Спасибо за внимание!

 

Уважаемые издатели!

Книга «Клуб серийных убийц» сейчас находится в поиске издателя.

Если Вы заинтересовались данным текстом, ознакомится с ним, а также связаться с литературным агентом автора Романом Хромушкиным Вы можете, написав на E-mail: helgenigma@mail.ru (в теме письма напишите «хочу издать книгу»). Мы ответим Вам в течении 24 часов. Спасибо за внимание!

Все права защищены. Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов преследуется по международному закону об авторском праве. При некоммерческом использовании данного текста или его фрагментов обязательна ссылка на автора Хельг Энигма и сайт «Клуб-Крик».

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ХОРРОРА И МИСТИКИ

«КЛУБ-КРИК» www.klubkrik.ru

© 2014

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 2, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

  

  

4 + 1 =