Поддержите нас и получите книгу с автографом!

 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

LiveJournal Twitter ВКонтакте
 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 
 

Перегнувшие палку — рецензия на рассказ Вадима Громова «Лепила» (2017 г.)

 
Кукла Светланы Мизантроповой

«Лепила» Светланы Мизантроповой

В оформлении материала использованы фотографии куклы, созданной мастером Светланой Мизантроповой (примечание администрации)

Жесть с первых строчек. Будут те, кто бросит читать на первой странице. Причем даже из числа фанатов ядреных хорроров. У «Лепилы» нет умиротворенной преамбулы с наброском характеров героев и последующим постепенным их развитием. Главная малолетняя сучка (другого слова не подобрать) сразу же проявляет себя, дико измываясь над умственно отсталым парнишкой, в то время как дружки сучки спокойно стоят рядом, до поры до времени кайфуя от отвратного зрелища. Автор не щадит чувств и желудков читателей, смачно описывая сцену подросткового насилия, намеренно вызывая рвотный рефлекс. И действительно хочется блевать как от кодлы малолетних сволочей, так и от их отмороженного поступка. Но подобная стилистика — не писательская слабость Вадима Громова, упивающегося насилием ради насилия, а важное сопоставление с последующей «ответкой», которая ждет здешних подонков.

Лепила - фото 2«Лепила» закономерно оставляет двоякое впечатление. Можно вообще не воспринимать рассказ всерьез, оценивая его сугубо как экстремальный натуралистичный ужастик, где зло получает по заслугам от еще большего зла. Ведь обидев слабого и беззащитного, паршивые детишки навлекут на себя проклятие от местной колдуньи, и за ними придет кошмарная тварь, у которой «свои методы работы с молодежью». И «мстя будет страшна», где Громов лишний раз докажет свою высокую квалификацию боди-хоррорщика, когда тела жертв претерпят крышесносящие изменения. Ну а самая удачная «фишка» — облик самого монстра, из разряда «и в страшном сне не приснится».

Лепила - фото 3Второе, менее очевидное, но не менее значимое восприятие «Лепилы» — воспитательный посыл. Конечно в наше время сложно представить, что жанровая литература способна как-то позитивно воздействовать на злостных малолетних гопников. Но как минимум подобный рассказ может донести мысль, что за дурные поступки наступит расплата, причем во сто крат хуже, чем само деяние. И пусть, в силу своей фантастичности, «Лепила» не обладает столь мощным профилактическим потенциалом, как, например, «Класс» — знаменитый эстонский фильм о подростковой жестокости и ее последствиях, но все же может заставить чуток задуматься о том, что карма и «эффект бумеранга» могут быть не только в нереальных историях.

Страница литературного сборника «Самая страшная книга 2019» в КЛУБ-КРИКе, куда входит данный рассказ.

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 4, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

7 комментариев Перегнувшие палку — рецензия на рассказ Вадима Громова «Лепила» (2017 г.)

  • Ну не понимаю, что тут жестяного и ядрёного. Честно. Читал и даже отзывался коротенько. Обыкновенная подростковая жестокость, описанная в лайт-форме, и детская страшилка младше возраста персонажей лет на восемь.

    • Понятно, что восприятие у каждого своё, и когда лично мне, например, говорят, что «Паранормальное явление» — один из самых страшных фильмов за всю историю кинематографа, я искренне отвечаю, что чуть не уснул, причем несколько раз, пока смотрел в кинотеатре, и единственное, что меня встряхнуло, это финал, но и то чисто на уровне скримера.

      Касаемо «Лепилы», постараюсь объяснить, почему, имхо, это жесть, и думаю, что не только «имхо» (хотя не для всех, и это нормально, см. абзац выше). Изначальный эффект в плотной концентрации нескольких общепринято отвратных или, как минимум, неприятных факторов. Во-первых, лидер банды (называю в рецензии ее сучкой абсолютно искренне, вот как чувствую), у которого минимальная предыстория «…Дело было даже не во втором месте по рукопашному бою, которое она заняла на областных соревнованиях полтора месяца назад…», которая только подчеркивает отрицательность персонажа (ибо самообороне/боевым искусствам детей учат однозначно не для того, чтобы они потом избивали других детей). То, что лидер — девочка, еще более усиливает эмоциональный эффект (и это не сексизм, а подсознательное восприятие, в силу традиционного воспитания, а-ля — «мальчики — озорники, а девочки — добрые и мягкие). И когда нет преамбулы, которая как-то условно оправдывала истязателей (суровая бытовуха, насилие в собственных семьях, дурная наследственность), то мы и видим чистую жесть, усиливаемую тошнотворным натурализмом сцены и еще более тем фактом, что жертва — умственно отсталый ребенок, причем еще более сходящий с ума после завершения издевательств.

      Для меня (подчеркну — лично для меня), лайт-форма подростковой жестокости — это словесные насмешки, тычки, пинки, которые бесспорно тоже отвратительны по своей сути, но находятся в пределах некой границы. А вот «жри тараканов и жри дерьмо! (не фигурально!) — это уже переходит в иную плоскость психологического, а по сути — физического насилия, в процессе которого жертва может включить любую «ответку», не осознавая — что делает, просто испытывая всепоглощающую ненависть, затмевающую разум и осознания каких-либо моральных границ.

      По сути как раз об этом «Лепила», как и эстонский «Класс», который я упоминаю, где истязатели в итоге тоже «кое-что перешли», когда жертвы подверглись запредельному унижению, и финал фильма шокирует масштабом и «ковровой бомбардировкой» (когда мстителям по хрену — кто там больше виноват, а кто — меньше), а не тем фактом, что убивать людей — это же немыслимо…

      • Ни в коем разе не спорю и не пытаюсь переубедить, но у меня иной жизненный опыт и критерии также другие.

        С определением «сучка» согласен. Не единожды наблюдал таких в секциях и на улице. То, что она лидер — естественно и нормально. Здесь, в лайт-версии, не указана действительная подоплёка лидерства — её хотят. Ещё неумело, но она уже этим пользуется.

        Детей учат самообороне, но после эти «дети» специально ищут приключений и практики. Кто-то отрабатывает приёмы на хулиганах, кто-то на слабых, кто-то на бомжах. Кому-то просто нравится мучить. Так что реально. Могу — потому делаю — вот единственная подоплёка, если нет морали или страха перед наказанием.

        Вы знали, что на «девочковые» соревнования по боёвке рекомендуется ставить двух надзирателей? «Милашки» входят в раж так, что вдвоём растаскивать надо. А пацана достаточно одного из двух за шкирку взять, чтобы оба успокоились. Боевые «девочки» гораздо агрессивнее боевых «мальчиков», а ещё им башню сносит до полного неадеквата, если личико попортят.

        «Жри» несъедобное — вообще школьная классика. Даже в советских фильмах и книгах проскальзывает. Но, соглашусь, без натурализма.

        • …Здесь, в лайт-версии, не указана действительная подоплёка лидерства — её хотят. Ещё неумело, но она уже этим пользуется…» — вот, кстати, с позиции секса я «Лепилу» не воспринял, как раз потому, что автор никак на этом не акцентирует внимания, но говоря о психологии в целом — да, это имеет место быть, хотя сами герои, в силу своих малых лет, этого еще прямо не осознают. Сейчас не то, что у меня перевернулось представление о происходящем в рассказе, но этот нюанс бесспорно интересен.

          «…Детей учат самообороне, но после эти «дети» специально ищут приключений и практики. Кто-то отрабатывает приёмы на хулиганах, кто-то на слабых, кто-то на бомжах. Кому-то просто нравится мучить. Так что реально. Могу — потому делаю — вот единственная подоплёка, если нет морали или страха перед наказанием…» — да, это понятно, и я сам это знал и видел, когда в школьные годы несколько лет занимался боевыми искусствами. Но от двух сэнсэев в секции как раз и следовали прекрасные посылы, а-ля «каратэ не для драк», «вы здесь развиваетесь не только физически, но и духовно, что не менее (а может и более) важно», ну и «чувствовать себя уверенно в жизни, защищать слабых…» и т.д. и т.п., как и должно было быть. Ну а потом я сам видел, кто из учеников как в реальности использует полученные навыки. И вполне можно сказать, что не только в книгах/кино, но и в реальной жизни это критерий оценки — кто хороший, а кто — плохой. Естественно, это очень условно, всегда есть много дополнительных факторов, и люди с годами могут меняться в обе стороны и неоднократно, но тем не менее всё же «как использовать силу» может много сказать о человеке, по крайнем мере — какой он сейчас.

          «…Вы знали, что на «девочковые» соревнования по боёвке рекомендуется ставить двух надзирателей? «Милашки» входят в раж так, что вдвоём растаскивать надо. А пацана достаточно одного из двух за шкирку взять, чтобы оба успокоились. Боевые «девочки» гораздо агрессивнее боевых «мальчиков», а ещё им башню сносит до полного неадеквата, если личико попортят… — вот этого не знал, так как реально с этим не сталкивался, именно с «девчонковыми» соревнованиями.

          • Да, В. Громов не акцентирует внимание на половозрастной психологии. Более того, он её будто стесняется и избегает — и это я считаю недостатком в освещении темы и проблемы произведения. К сожалению, автор на диалог в моей авторской колонке на Фантлабе не пошёл.

            Девочки созревают физически и психически раньше мальчиков — потому и лидерство. С «прямо не осознают» сей нюанс соглашусь только частично — даже мальчикам уже доступно самоудовлетворение. У «детей» в описанном возрасте нет опыта, и то у «благополучных». Интерес есть уже у всех.

            Применение силы и навыков действительно может многое сказать о человеке. Особенно в описанном В. Громовым возрасте. Именно в том самом возрасте — как первая реакция и первый выбор. Я согласен с тем, что хулиганы его рассказа анормальны. Но, к сожалению, они чрезвычайно распространены.

            А вообще мне как реалисту — причём не натуралисту даже — странной кажется реакция фанатов хоррора на типичную бытовуху-лайт в исполнении младших подростков. Если отвлечённо — «круто», если конкретно — «ой-ой-ой». А потом имеем то, что имеем, как в «Оно 2» современности. Танцующий к(г)омик, нож по рукоять в угол челюсти и «снежки» камнями. Но это так, стилистические прения, не личные.

            • «…С «прямо не осознают» сей нюанс соглашусь только частично — даже мальчикам уже доступно самоудовлетворение…» — но в любом случае есть разница между «я вот прям ее хочу, да и вообще хорошо бы ее уломать на это…» — это прямое, фактическое взрослое влечение и конкретное желание (говоря о возрасте немного постарше) и между «ну да, классная девчонка, с ней клёво, она крутая, покруче отдельных пацанов…» — вот под этим я понимаю «прямо не осознают», это еще подсознательное влечение.

              А «реакция фанатов хоррора…» — это опять же возвращаясь к примеру «Паранормального явления»; я искренне ждал премьеры этого фильма, и хотел, чтобы мне было страшно хоть на каком-нибудь уровне. В итоге не было ни на каком. А так если субъективно и рандомно идти по популярным хоррорам: «Хостел» — не страшно, тупая резня, хотя смотреть не скучно, и личный минимальный ужас только в том, что есть такие люди, которые вот так с удовольствием режут других людей и упиваются безнаказанностью. «Пила» — уже другое восприятие (последние серии не берем во внимание) — пусть опять же тошнотворная резня, но с некой философской базой и определенной социальной проблематикой (хотя в первую очередь тоже мясо-аттракцион), отсюда куда более, имхо, серьезное и жуткое восприятие, так как через всю эту мясорубку тебе что-то сказали, о чем ты хоть немного задумался. Помнится, Игорь, вам не понравился оригинальный «Попутчик», и на мой взгляд, вопрос его максимально сильного восприятия заключается в том, в каком возрасте его впервые посмотреть и с каким опытом отсмотренных хорроров. Посмотри впервые я его сейчас, я стопроцентно восхитился бы игрой Рутгера Хауэра, но вряд ли бы восхитился фильмом в целом, ибо сколько уже этих киношных маньяков видено, включая Джона «Пилу» Крамера или даже философствующего маньяка-андроида из «Бегущего по лезвию» в исполнении того же Хауэра. А вот тогда Джон «Попутчик» Райдер показался инфернальным монстром, без мотивации, но с железобетонным упорством, когда хочется помучить кого-то конкретного. И это вселяло неподдельный ужас.

  • Согласен, разница между «хочу» и «делаю» огромна. Но десять лет младшему брату Жанны, а не ей и её кобелькам. Кроме того, в рассказе есть ВК на мобиле. В эпоху общедоступного интернета современная молодёжь представляет вполне осознанно, что и куда вставляется.

    Но, соглашусь, четвёрке действительно не 16-17 лет. Будь так, Жанну сместили бы на вторую позицию. Пусть агрессивная, но баба вожака. До несовершеннолетних не доросли, но и малолетние уже не дети.

    Если вернуться к Вашему анализу, то я всего лишь не согласен с определениями рассказа как «жесть», «экстремальный» и «натуралистичный». Рассказ хорош, но его «взрослость» явно завышается, причём не только Вами, но и другими фанатами хоррора: https://fantlab.ru/work976077

    Объективно, без учёта личных предпочтений каждого возможного читателя, имеем следующее:
    — целевая аудитория 12-15 лет;
    — авторская городская легенда;
    — мистика.

    Как Вы верно отметили, воспитательный посыл рассказа минимален. Я бы уточнил, что он на уровне десятилеток. Почему так? Потому, что «Лепила» нацелен лишь на конкурсное соответствие жанру. В него изначально не закладывалось взрослой проблематики. Цель — попасть в альманах. В кинематографе есть хорошее определение — «семейное кино». Там взрослое даётся так, что дети его практически не воспринимают. Здесь даже этого нет.

Добавить комментарий

  

  

× 1 = 1