КРИК-НОВОСТИ

 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

LiveJournal Twitter ВКонтакте
 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

«Хроники Лилит — исповедь Проклятой». Часть II, автор рассказа — Алиса Кошкина

 

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ РАССКАЗА

Лилит

Сейчас нас называют – Вампиры. Мне нравится это слово. Вампир — не мертвый мертвец. Это слово как нельзя лучше отражает нашу сущность. Ведь мы — мертвы. Мертвы заживо. Мертвы. И умерли мы задолго до того, как стать вампирами…

…….

Став бессмертным, Каин, в отличии от меня, очень быстро понял преимущества нашего положения. Кровавые погромы, воровство женщин и детей стали нормой. Меня так же захлестнула кровавая волна. Больше меня уже не устраивала кровь животных. Вкусив человеческой крови, я потеряла крылья. Но не потеряла способность летать. Все мои чувства обострились. Я чувствовала себя всесильной и неуловимой. В моих руках была жизнь и смерть. Что для меня были эти жалкие смертные. Источник удовольствия и мрачного веселья. Особенно мне по вкусу были их новорожденные дети. Как же сладка была их невинная кровь. Но это не могло продолжаться вечно. На нас объявили охоту.

За нами шли теперь не только представители Рая и Ада. Даже простые смертные пытались нас убить. Я больше не могла рожать детей. Зато мы создавали их из людей. Безнаказанность помутила мой разум. Моих и Каина «детей» становилось все больше. Слабые и не знающие, как себя вести и прокормить, они погибали. Но это совершенно не трогало меня. Гибли люди и вампиры, лились реки крови. И вот, история не знает больше таких случаев: Создатель и Люцифер объединились.

В одну из наших «веселых» ночей нас обложили со всех сторон. Нас гнали, как бешенных зверей, и загнали в ловушку. Моя способность выходить из тела спасла мою никчемную жизнь, а вот Каин… Каина схватили. На следующий день я вернулась к своему телу. Оно лежало нетронутым в большой яме с прелой травой. Когда я, вселившись в тело, вылетела — оказалась в крепкой сети. Мои попытки разорвать сеть, окончились неудачей. Лишь оставили ожоги на моем теле.

Под пытками, а подручные Люцифера большие мастера этого дела, Каин выдал, где находится мое тело, и тем самым предал меня. Уплатив такой монетой цену своей свободы.

……..

Четыре тысячи лет я спала в каменном гробу, в подземных пещерах ада. И вот пробил мой час. Люцифер снял с меня опалу и разбудил. Скрипя сердцем и зубами, я принесла ему присягу на верность…

Мир изменился. Я не долго привыкала к новым нравам. А кровь, живая человеческая кровь вернула мне мой облик.

Я поселилась в небольшом городке на юге Италии. Звалась я теперь Маркиза Лилит Дэльфини. Я собрала небольшой орден из созданных мной «дочерей» и стала служить Люциферу.

Каина я больше не встречала. Но знала, что он предал не только меня, но и Люцифера.

…….

Это было жестокое время. Время — «Святой» Инквизиции. Костры, на которых сжигали так называемых ведьм, ярко полыхали во всех городах и селениях. Я была спокойна. Мои дочери и я сама в расставленные церковниками ловушки не попадали. Мы вели тихую жизнь, избегая шумных сборищ и собраний. Мы могли бы с легкостью вырезать весь город, но … я уже знала, к чему приводит несдержанность.

— Глупцы, это не дочь Лилит. Это дочь Евы. Ну, или Каина!

Я уже поняла, что вся вина этой девчонки в ее рыжих волосах и, возможно, в неудачно выбранных подругах.

Народ, собравшийся на площади, шумел и волновался. Несчастную выволокли и привязали к столбу. Палач старательно укладывал поленья, готовясь отправить ее в Ад. Спутанные волосы, разорванное платье и непонимающие происходящего глаза. Магии в ней не больше, чем в лягушке из сточной канавы.

Палач медлил. Ждали появления членов Священного Суда. И вот они, наконец, появились. Я внимательно оглядела этих высокопоставленных церковников. Красивые одеяния, сытые лица. Но вдруг меня точно пронзила молния…

Один из них поднял голову от молитвенника, и наши взгляды столкнулись. На меня смотрели темные глаза Каина.

……

Узнал ли он меня?  Он узнал бы меня из тысячи женщин. Сложно не узнать ту, которая стала для него всем. Как же я могла не заметить в нем его порочности и трусости? Типичный сын Евы и Адама. Я никогда не спрашивала его, за что он убил своего брата. Мне казалось тогда, что это гнев и ярость, ослепившие его. Причина же оказалась намного прозаичнее. Зависть, простая человеческая зависть. К более успешному и трудолюбивому брату. А еще стремление угодить тому, кого я так ненавидела, Творцу.

Ты думал, что я умерла, сгинула в каменных подвалах Ада? Ты предпочел купить свою жалкую жизнь ценой моего заточения. Ты не страдал и не оплакивал мою судьбу. Ты выкупил жизнь у Люцифера и теперь стараешься заработать благосклонность Создателя. Без устали уничтожая моих дочерей. А ведь ты клялся мне в верности. Лживая, подлая тварь!!!

 

5

……

«Нет врага более жестокого, чем прежний друг. Чтобы оправдать в собственных глазах плохой поступок, он с удовольствием чернит того, кого предает.»

Что может быть хуже и страшнее предательства? Я знаю. Расплата! Берегись обманутых и преданных тобой женщин. Ибо пройдет время, и месть настигнет тебя. И будет она страшна и жестока.

…..

На меня смотрели темные глаза Каина…

В моей груди образовался ком. Тяжелый и жгучий ком. Первым моим желанием было — бежать. Нет, не от испуга. Мне хотелось даже не бежать, а лететь через площадь. И, забыв про осторожность, вцепится в эти глаза. Вырвать это подлое сердце. Сердце, не помнящее родства и забывшее о дружбе и любви.

Но… Прежде всего дело.  Я с трудом отвела глаза и спряталась за разросшимся плющем. Из-под накинутого на мои плечи плаща, я вытащила маленькую склянку. И приготовилась ждать.

На площади же вовсю шло очередное представление «Святых отцов». Приговор был зачитан, и палач уже поджигал костер. Я чувствовала, как бьется душа в хрупком теле девушки. Бедняжка уже смирилась с судьбой и не кричала. Лишь посиневшие губы слабо шевелились. Вероятно, несчастная пыталась найти защиту у Бога. У вечно занятого Создателя, глухого к мольбам.

Каин торопливо дочитал молитву. Мой обостренный слух улавливал дрожь в его голосе. Торопливо оглядевшись, Каин скрылся в дверном проеме.

О чем он думал? Это навсегда осталось для меня тайной. Но поспешность его ухода выдала страх. Страх перед неминуемой расплатой.

Сырые дрова все никак не разгорались, но палачу все же удалось разжечь костер. И когда клубы едкого, черного дыма устремились в небеса, а огонь достиг босых ног девушки, она закричала. Страшно, истошно, то ли проклиная мучителей, то ли зовя маму. Голова приговоренной дернулась и повисла, а душа вырвалась на свободу. Она устремилась к расставленной мною ловушке. В несколько секунд все было кончено. Я захлопнула крышку, и маленькое голубоватое пламя, осветив балкон, было спрятано под плащом.

Очередная душа. Сегодня же она окажется у Люцифера. Я честно отрабатывала свою свободу. Но сегодня я пойду к нему с особым удовольствием. Наконец я получу разрешение и убью этого жалкого труса и предателя Каина, и я знала, он узнал меня и придет, непременно придет.

…….

Я всегда была уверена в своей красоте. А сегодня мне нужно быть особенно неотразимой. Я выбрала черное с алыми кружевами платье, так выгодно подчеркивающее белизну моих плеч. Мое тело не нуждалось в корсете, а лицо в этих странных мазилках. Что только не придумали эти люди. Но мне не требовалось подчеркивать красоту моих глаз, горевших адским огнем. Моим сочным губам не нужна была помада, а густым, черным волосам не требовались накладки и парики. Ярко-красные рубины кровавыми каплями повисли в мочках моих ушей. Два гребня, с такими же каплями, приподняли водопад волос. Капелька духов и, пожалуй, все…

Вы думаете, Люцифер по-прежнему жил в душном и вонючем Аду. Вы заблуждаетесь, наш Владыка перебрался в уютный и красивый замок. Впрочем, у него их много. Так же много, как и тех, кто служит ему.

— Темнейший Владыка.

Я присела в реверансе и протянула Люциферу склянку…

Он благосклонно принял и внимательно посмотрел в мои глаза.

— Я вижу, Лилит, тебе есть, что сказать.

— Я нашла его. Нашла Каина.

Выдохнула я.

……..

Вожделенное разрешение было получено, но Люцифер долго выспрашивал подробности казни и вел по его понятиям «светскую» беседу.

Домой я вернулась лишь к утру. В моем небольшом двухэтажном особнячке было не спокойно. Да и моя душа была не на месте.

— Что случилось? Почему вы еще не в постелях?

Спросила я самую старшую из девушек, Маргариту.

— Госпожа, Люси не вернулась с охоты. И еще посыльный принес вот это.

Марго указала пальцем на большую коробку, стоящую на столике в гостиной. Я открыла коробку и ахнула. В коробке была голова нашей юной Люси…

— Ты хочешь войны! Ты ее получишь! Каин…

Злобно прошипела я.

……..

Темной холодной ночью к запертым воротам маленького монастыря подошли три женщины. Одна из них взялась за кольцо и робко постучала.

— Кого носит в такую ночь?

Раздался грубый голос из-за стены.

— Простите, отче, мы сбились с пути, и наша карета сломалась. Можно, мы войдем ненадолго. Мы замёрзли…

— Ладно. Входите.

Дверца со скрипом отворилась, и я с двумя своими дочерями вошла в маленький двор. Монах провел нас в трапезную и пошел доложить настоятелю. Через некоторое время, он вернулся.

— Сеньора, отец-настоятель хочет побеседовать с вами.

Я поднялась и пошла в след за монахом.

……

В маленькой, жарко натопленной келье горела лишь одна свеча. Стоял стойкий запах ладана, чеснока и потного тела. За столом сидел свинообразный, толстый монах. Его заплывшие жиром глазки с интересом уставились на меня.

— Проходи, дочь моя. Погрейся у огня. Да сними мокрый плащ, вон как дрожишь.

Эта рожа как бы по-отечески приобняла меня за плечи. Я почувствовала явный запах вина. Наверное, отче «причастился» перед сном. Я сняла плащ, но все еще притворно дрожала.

— А ты красотка…

Монах придвинулся ближе. И попытался сальными пальцами потрогать мою грудь, которая выпирала из-под лифа платья.

— А как ты смотришь на то, если мы с тобой «поиграем», заодно и согреешься!

Я пристально взглянула в эти полные похабного желания глаза, и зачарованный монах поперхнулся на полуслове. Приподняв край его сутаны, я нащупала под складками толстого живота, маленький и сморщенный отросток.

— Он больше не пригодится тебе!!!

Сладко-чарующим голосом сказала я и резким движение вырвала эту штуку. Монах открывал рот в безмолвном крике. Я вложила ему в руку его оторванный член и свернула ему шею. Я была голодна, но пить такую кровь? Все равно, что напиться из грязного болота. Я вышла и, позвав дочерей, устремилась в спальню. Там спали полтора десятка молодых мужчин.

Втроем, мы выпили всех их до суха. И довольные улетели домой.

Это был мой ответ Каину.

Война началась. Но продлится ли она долго? Как долго я буду пытаться выманить это чудовище из его резиденции. Мне ведь нет туда хода. Люцифер не станет мне помогать, да и не приму я этой помощи. Это моя война! И сражаться я буду сама. Я создала предателя и уничтожить его должна только я. Но и терять преданных мне вампиров… ох, как мне этого не хотелось. Каин будет отчаянно сопротивляться. И, возможно, нам придется переехать. Ведь после бойни в монастыре, он точно будет знать, где искать «ведьм».

Выход из, казалось бы, безвыходного положения нашелся сам собой…

……….

Раннее утро. Солнце еще не начало свой небесный поход. На базарной площади с самого раннего утра начинался гомон. Торговцы выставляли свой нехитрый товар. Из ближних деревень съезжались крестьяне, спеша порадовать горожан свежими овощами. Легкий запах рыбы проникал в открытое окно и раздражал мое обостренное обоняние.

Роза, моя служанка, поплотнее задернула занавеси. Я давно уже не видела солнца, но пробовать, спалит или нет, пока не хотелось. В хмурые же дни я спокойно ходила гулять. Сегодня будет солнечно. Я знаю. И, наверное, мой враг не применет воспользоваться этим. Сам не пойдет. Пошлет стражу.

— Мадам, там в гостиной Вас дожидается какой-то Месье. Он пришел еще затемно и ждет уже два часа.

Роза была родом из Франции, хорошая и преданная. Она втайне надеялась, что я сделаю ее вампиром. Но вот вопрос, выйдет ли из нее хороший вампир… а служанка она отличная.

— Проси его через пятнадцать минут …

Я резко поднялась с кровати и накинула белоснежный ночной халатик. Я все равно не успею одеться так быстро. Да и к чему эти условности… я ведь думала, что в гостиной Каин. Мельком оглядела себя в зеркало и замерла, отвернувшись к окну. Дверь тихонько скрипнула.

— Ну, здравствуй, Лилит…

От звука этого голоса, я резко обернулась и широко открыла глаза. Вот уж кого я не расщипывала увидеть. Да и что ему тут понадобилось? Хотя…

— Здравствуй…

Я постаралась не выдать своего смущения и любопытства.

— Тебя он прислал? Зачем?

Мой гость, казалось, был так же смущен. Высокий и светловолосый. С гордой осанкой и приятным лицом. Он держал в одной руке шляпу с перьями, а в другой большую белую розу. Эта роза и привлекла мое внимание. Он, он принес мне цветок. Странно… а может, он хочет положить его на крышку моего гроба. Мысли теснились в моей голове.

Мужчина подошел поближе и протянул мне цветок. Я взяла, машинально протянула руку для поцелуя. Мои нервы натянулись. Но он как-то обыденно приложился губами к руке.

— Нам нужно кое-что обсудить, Лилит. Но ты все так же прекрасна, как и в первый день нашего знакомства.

— Ах, оставь политес, ни к чему это.

Я указала ему на кресло.

Он сел, расправив полы длинного камзола.

— Есть тот, кто мешает нам жить. Я знаю, что и ты не против свести с ним счеты.  И у кое-кого возникла идея.

— Ты, конечно, был против.

Усмехнулась я.

— Конечно.

Мягко ответил он.

— Но ты хотя бы выслушай меня.

Он проявлял просто чудеса терпения, и это было странно. Мой гость положил ногу на ногу и продолжил.

— Мы поможем тебе проникнуть в резиденцию Каина или как он себя называет – Отца Адриана. И оградим твоих детей и тебя от него сейчас.

— Но что это будет мне стоить?

Нетерпеливо перебила я.

— Самую малость. Не бойся, мы не убьем тебя, мы лишь хотим вернуть то, что по праву принадлежит нам.

Гость не договорил. Он увидел, что я скорчила недовольную гримасу.

— Не отказывайся сразу, Лилит, подумай. Ты согласишься, я знаю. Но есть еще одно непременное условие.

Мужчина наклонился к моему уху и кое-что прошептал. Затем он встал и, поклонившись, покинул мой будуар.

Я улыбнулась.

— Ну, как же ты предсказуем … посланник, и, возможно, это мой шанс.

 

6

«Мы верим в силу той мудрости, которая правит небесами и с которою можно познать все таинства природы… Не бывает утраченных надежд. Все, что кажется невероятным, неправдоподобным и невозможным, может стать поразительно истинным в Вечности.»

Парацельс
……
Трусость спрашивает — безопасно ли это? Целесообразность спрашивает — благоразумно ли это? Тщеславие спрашивает — популярно ли это? А совесть спрашивает — правильно ли это? Но приходит время, когда нужно занять позицию, которая не является ни безопасной, ни благоразумной, ни популярной, и ее нужно занять, не потому, что она правильная, а потому, что она единственная.

Передо мной стоял трудный выбор. Ну что ж, из двух зол я всегда выбирала то, которого раньше не пробовала. Но подумать все же стоит.

……….

— Убить Каина. Это не сложно — просто убить. Но испытаю ли я удовольствие от самого процесса. Думаю, нет. Мне мало будет просто увидеть его мертвое тело. Впрочем, я его уже видела. Мне мало будет видеть, как мучается его тело. Ведь сложно причинить боль бессмертному, такому сильному, как он. Мне нужно сломать его дух. Уничтожить его душу, а может, просто сменять ее. Сменять на свою свободу.
Я задумалась. Но ненадолго.

— Мне нужен Люцифер!
……
Когда солнце зачерпнуло красным боком горизонт, бросив прощальный взгляд на землю, и отправилось на покой. Когда в городе стихла дневная жизнь, и добропорядочные люди, помолившись, ложились спать. В большом замке только-только начиналась жизнь. Демоны и Демонесы, всех сортов и видов, спешили на доклад к своему Повелителю. Юркие прислужники Ада, младшего звена, сновали по гостиной, разнося напитки. Демонесы оправляли платья и кокетливо поглядывали на дверь в приемный зал. У каждой была заветная мечта и надежда, что Владыка сегодня обратит свой взор на нее. Пахло духами, свечным воском и немного серой.
Моя коляска остановилась у парадного подъезда. Кучер помог выбраться. Ох, уж мне эта современная мода. Платья с множеством рюшей и сборок. Я чувствовала себя в них, так, как будто меня завернули в огромное количество ткани. Все эти оборочки, фестончики, шлейфы. То ли дело раньше: из одежды только черные крылья. Вполне нормально. А кого стеснятся-то… хорошо еще, мне не требуются парики и корсеты. Демонесы — бедолаги, вот им новые веяния в моде на руку. Можно хоть как-то поприличнее выглядеть скрыть пышной юбкой кривые и короткие ноги, а некоторым даже прикрыть хвост. Но я не блистать сюда сегодня приехала.
Большая парадная лестница. Сколько же раз я уже поднималась по ней. Демон-привратник угодливо поклонился и распахнул передо мной тяжелую дверь. Простым людям, живым, сюда хода нет. И для них здесь вполне сгодилась бы надпись — Оставь надежды, всяк сюда входящий! Хотя она и для некоторых бессмертных все еще актуальна.
Шум и гам стоял невообразимый, но, увидев меня, демоны резко смолкли. Я шла к двери в приемный зал, и лишь легкий шёпот раздавался за моей спиной. Демон у двери склонился и спросил.

— Прикажите доложить, Госпожа Лилит?
Я лишь утвердительно кивнула, и он скрылся за дверью. Я знала, мое ожидание будет не долгим. Ведь не в моих правилах беспокоить Владыку по пустякам.
Демон вернулся буквально через минуту и льстиво улыбнувшись, пригласил меня пройти.
— Владыка ждет Вас.
Сообщил он.
……..
Я столько раз бывала в этом зале. И все равно, каждый раз приходя, удивлялась, как удается Люциферу не сойти с ума от количества «гостей», прошений и просьб. Вот и я сегодня пришла к нему с предложением.

— Ооо, Лилит, моя прекрасная Лилит. Что привело тебя сегодня в мою скромную обитель?
Владыка Ада был в отличном настроении. И я восприняла это как хороший знак.
— Темной ночи.
Я присела в реверансе.
— Темной, Лилит, темной. Ах, как же я люблю смотреть на твои приседания.
Люцифер причмокнул языком и закатил глаза.

— Ну, сделай так еще разок!
Я сделала еще один реверанс.
— Какая-то ты сегодня мирная и тихая… уж не переворот ли в Аду замыслила.
Люцифер захохотал, но тут же стал серьезным.

— Раз ты пришла без вызова, и казней сегодня не было, значит дело того стоит. Подойди поближе. Принесите даме стул.
Распорядился он.
Я без утайки рассказала Люциферу об утреннем визите. Не утаила и предложенную сделку. Промолчала лишь о второй ее части. Ибо это никак не касалось Ада и его правителя.

— От меня-то ты чего хочешь?
Люцифер был удивлен.
— Я хочу предложить тебе выгодный обмен. Я принесу тебе душу Каина. А ты отпустишь меня. Освободишь от обязанности приносить тебе души.
— А если ты не сможешь убить Каина?
Спросил Демон и усмехнулся.
— Тогда заберешь мою душу и делай с ней что хочешь!

Люцифер задумался. Он поднялся из кресла и заходил по залу.
— Ах, Лилит, красавица Лилит, жемчужина Ада. Недоступная соблазнительница. Твое предложение ставит меня в тупик. А если ты не отдашь мне душу Каина? Твое коварство мне известно. Кто же сочтет меня тогда умным? В какое положение поставишь ты меня.
— Мой господин. У меня и мысли такой не было. А чтобы ты не сомневался, я оставлю тебе залог. Всех своих дочерей. Ты ведь знаешь, как я дорожу ими.
Владыка сморщился.

— Обмен, конечно, не равноценный, они и пальчика твоего не стоят. Но все же. Они у тебя весьма хорошенькие.
Демон лукавил. Он прекрасно знал моих девочек и уже, вероятно, прикидывал, как распорядится ими. Я же знала, он не верил в мой успех и уже придумывал, что сделает с моей душой. Ах, Люцифер, ты хоть и Владыка Ада, но по существу ты – мужчина.

— Иди, Лилит, я не против. И возвращайся с душой Каина. Ибо…
Люцифер не договорил. Он жестом показал, что беседа окончена. Когда я уже была у двери, Владыка окликнул меня.

— Лилит, монастырь твоих рук дело?
Я утвердительно кивнула головой.
Демон довольно усмехнулся.
…….
Прошло несколько дней. От моего визитера не было вестей. Мои дочери были тихи и грустны. Конечно, попасть в рабство к Люциферу энтузиазма у них не вызвало. Но и меня предать они не могли.
Как же я их понимала. Когда-то я тоже осталась одна. Ну, ни к чему вспоминать, я вернусь. Вот только, как же тяжело ждать.
Наконец, настал и мой день. Утром мне принесли записку. «Сегодня в полночь», гласила она. Я простилась с девочками, и они в наглухо зашторенной карете отбыли к Люциферу.
Внутренне я была спокойна. Сегодня все решиться.
……
Знаете, в чем чаще всего ваша ошибка, люди? Вы быстро сдаетесь. Быстро отказываетесь от цели, оправдывая это банальным «что ж поделаешь, не судьба». А ведь порой для того, чтобы получить желаемое, надо попробовать ещё один раз. Вернуться, попытаться во второй раз, в третий… И даже если снова не получится, не терять время на самоистязания. Нельзя останавливаться не только на достигнутом, но и на недостигнутом тоже. Чтобы добраться до цели, нужно прежде всего идти. Идти вперед, не оглядываясь и не сомневаясь в своих силах и успехе.
У меня же этих сомнений не было. И я дрожала в предвкушении. Я твердо знала, что вернусь с победой. Ну, а не вернусь — все равно я добьюсь своего. Я больше не буду прислуживать Люциферу. И не важно, что он сделает с моей душой. Ведь если цель жизни — сама жизнь, то очень скоро она наскучит и станет не нужной. Мне много лет, и время подумать и осмыслить МОЮ ЦЕЛЬ у меня было, достаточно.
…….
В дверь моей комнаты легонько постучали.

— Войдите.

— Мадам, там…
Роза вдруг зарыдала.

— Не нужно, не ходите Мадам. Как же так. Мадам…
Не переставая всхлипывать, лепетала она.
— Ну-ну, прекрати разводить сырость. Я ненадолго. А когда я вернусь, мы закатим пирушку.
Я потрепала девушку за пухлую щечку.

— А потом я сдержу слово и обращу тебя.
Тихонько шепнула я ей.
Роза улыбнулась и попыталась тайком поцеловать край моего платья.
………
В гостиной меня ждали два незнакомца. Оба укутанные в черные плащи. Я же оделась просто. Черный бархатный плащ на голое тело. Если мне придется биться с Каином, это одеяние легко скинуть. Волосы я не стала убирать в прическу, и ноги мои были босы.
Мои спутники оглядели меня и недоверчиво отвели глаза. По запаху я сразу определила — люди. И лишь усмехнулась. Продажные, мелкие душонки. Ради денег, а я была уверена, им отвалили немало, вы пойдете в услужение хоть к самому Люциферу.
— Ну, что ж. Пора.
Я сама открыла дверь и, услышав, как часы пробили полночь, шагнула за порог.
………
Ночь была на удивление темной. Луна казалось, стыдливо пряталась за облаками и боялась показаться излишне назойливой. Тишину нарушало только цоканье копыт и скрип закрытой кареты. Мне было все равно, в какую сторону мы едем. Я откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза. Через некоторое время, карета остановилась. Передо мной был старый, невзрачный особняк.

— Синьора, мы выполнили обещание. Дальше вам придется идти одной. Вот здесь план дома. И охрана вся спит. Мы подкупили кухарку, и она подсыпала сонное зелье в ужин.
Старший протянул мне какую-то бумагу. Наивный! Разве нужен мне этот план. Но я кивнула головой и, легко выпрыгнув из кареты, скрылась в ночи.
Дом встретил меня тишиной. Ни звука, ни шороха. Лишь изредка доносились всхрапыванья «бравых охранников». Каин, Каин. Твоя самоуверенность сделала тебя слепым и глухим. Разве можно доверять людям такую ценность, как жизнь. Хотя, я ведь знала тебя и другим. Ты казался мне преданным. Ты говорил мне слова любви. И я верила. Нет, я хотела верить тебе, обманывая саму себя.
Дверь из темного дерева. Из-под нее пробивается тонкий лучик света. Неужели ты боишься темноты, Каин? Нет, ты боишься другого. Твой разум уснул, побежденный страхом. А сон разума рождает чудовищ. Но какое чудовище может быть страшнее тебя самого.
Тихо-тихо, как умеют ходить лишь вампиры, я подошла к двери и повернула бронзовую ручку. Легкий неслышный шаг, и я очутилась в его опочивальне. Каин сидел у стола и что-то быстро писал.
— Ну, здравствуй, Милый Друг.
Мой голос был тих. Но прозвучал громом для Каина.
— Лилит! Но как!
Он поднялся и взялся за колокольчик.
— Не трудись, все спят. А нам нужно о многом поговорить. Пока поговорить.
Я села в кресло и взглянула в его глаза. Страх и угасание. Но мне не стало жаль его. Я больше ничего не чувствовала к этому вампиру. А ведь это я сама породила его.
Каин понял все без слов.
— Ты пришла убить меня?
Спросил он.
— Да.
Как-то просто ответила я.
— Ну, что ж, я знаю, кто стоит за тобой, Лилит. Не мешкай.
Странная покорность насторожила меня. Нельзя доверять предателю. Но он вышел из-за стола и подошел ко мне почти вплотную. На минуту, лишь на минуту во мне всколыхнулись старые чувства. Вспомнились наши ночи, полные жаркого огня. И… этого было достаточно. Каин легко обхватил меня и, бросив на кровать, навалился всем телом. Огонь страсти пробежал по всему моему телу. Я извивалась и пыталась вырваться. Но моя чувственная часть одержала верх, и я перестала сопротивляться. Его сильные руки ласкали мое обнаженное тело. Губы впивались в мои, обжигая. И когда страсть достигла своего пика, я закричала и как будто вынырнула из дурманящего марева.
— Ты все еще хочешь убить меня, Лилит?
Я не ответила. Из маленького шкафа, стоящего рядом со столом, я вытащила два бокала. А из кармана своего плаща две склянки с кровью.
— Пусть решит Судьба. В одной из них яд. Я специально доверила влить его одной из дочерей. И я не знаю, где он.
Я вылила кровь в бокалы и поставила их на тумбу у кровати.
— Пей!
Каин ухмыльнулся и не поверил. Он взял бокал, а второй протянул мне.
— За нас, Лилит.
— Нет, Каин. За … жизнь.
Он легко выпил кровь. Я опорожнила свой бокал.
— Ах, ты малень…
Каин не договорил, схватившись за горло. Он упал на пол и стал биться в ужасном припадке. Его лицо перекосило, по телу пошли судороги. Вены вздувались и лопались. Руки и ноги выворачивались, с треском ломая кости. Наконец его язык вывалился изо рта. А из горла хлынула темная кровь. Издав пару нечленораздельных звуков, Каин умер.
Я взяла грязную склянку. В ней я принесла кровь и стала медленно считать. Затем привычно произнесла заклинание. И душа Каина, подлая душа, оказалась в ловушке. Она не сияла голубоватым светом. Как души загубленных им девочек-ведьм. Она была серой, как гнилой туман с болот.
Я перешагнула останки Каина и, накинув плащ, вышла. В моей душе не было боли и сожаления. Была лишь томящая сердце усталость.
Я могла бы полететь домой. Но я медленно брела по спящим улицам городка.
Перед моим внутренним взором все еще стояло лицо Каина. Это из-за него я стала такой. Из-за него томилась в мрачном гробу столько лет. Из-за него вынуждена была смотреть, как казнят Ведьм и Колдунов. А ведь половина из них были моими детьми, я своими руками отдавала их души в рабство.
Мелкий дождик омывал мое тело, пытаясь смыть с меня липкую «грязь», оставленную моим бывшим другом и любовником. Я должна была чувствовать радость. Но я чувствовала лишь гнетущую пустоту. И я уже не верила, что когда-ни будь найдется тот, кто заполнит эту пустоту и заставит вновь мое сердце биться от радости и счастья.

7

…….

Что наша жизнь? Игра!
Добро и зло — одни мечты!
Труд, честность — сказки для бабья.
Кто прав, кто счастлив?
Сегодня ты, а завтра я!
…….
Как причудливо распоряжается нами жизнь. Еще вчера ты вершил судьбы. Отнимал жизни и отправлял грешные души в Ад, а невинные в Рай. А сегодня твоя душа бьётся о стенки грязной склянки. И она полностью в моей власти. Вправе ли я распоряжаться ею? Нет, хоть по праву победителя она и принадлежит мне.
…….
Не буду вас утомлять воспоминаниями о том, как я вернулась домой. Как отчаянно оттирала свое тело в ванной комнате. Как долго смотрела на душу в банке. Все же эта душа была мне родной. Один лишь вопрос, он мучает меня до сих пор. Зачем я подарила бессмертие Каину? Почему он оказался слаб? Я долго думала и все же, ответ пришел сам собой.
Каин был рожден человеком! Человеком со слабым духом и телом. И нужно было дать свершиться правосудию. Но что сделано, то сделано.
Он сослужил свою службу.
Что стало мне первым уроком? Который я запомнила. Навсегда. Не делай людям добра! Никогда не делай людям добра, Лилит. Ибо это неблагодарная раса отплатит тебе черным злом.
Второй же истиной стал другой урок. Никогда не доверяй людям. Никогда, Лилит! Ибо предадут и возрадуются твоим мучениям.
И третий, самый главный урок. Если хочешь обрести Свободу, плати. Всегда плати, Лилит. Ибо за все нужно платить в этой жизни.

………..
Весть о том, что Каин попался, быстро облетела весь Ад. Не знаю, достигла ли она ушей создателя, но гром не грянул, и молния не испепелила меня. Видно ему все равно, как и зачем вампиры убивают друг друга. Но Люцифер был другого мнения на этот счет. Он долго рассматривал душу и выспрашивал подробности.
— Лилит, ну зачем тебе свобода? Разве плохо тебе у меня. Не хочешь ловить души. Так давай я найду тебе другую службу. Такая женщина, как ты…
— Прости, Владыка. Но я уже один раз слышала эту фразу – Такая женщина, как ты… и что из этого вышло.
Люцифер нахмурился, вспомнив о Самаэле.
— Я потерял сына, Лилит. По твоей вине потерял.
Прошипел он.
— А я потеряла любимого и дочь!
Сорвалась на крик я.
— Мы квиты и можем быть взаимовыгодны. Может подумаешь. Ну, вот станешь ты свободной. Куда ты пойдешь? Оставайся на службе и вампирш твоих пристроим… Не обижу.
— Спасибо, я сама позабочусь о своих дочерях. Кстати, ты отпустил их?
— Твои девчонки уже дома. Но когда-то они все равно окажутся у меня.
Люцифер усмехнулся.
Я стояла молча. В моей душе давно утихли все страсти. Я больше не смогу служить ему.
— Ну, что ж. Раз мне не удается отговорить тебя, давай приступим.
Люцифер первым нарушил молчание.
Я поднялась из кресла и подошла к трону.
Люцифер нарисовал в воздухе знак и он вспыхнул огнем. Несколько секунд, и в руках у него оказался лист бумаги. Я сразу узнала, что это. Мой договор. Скрепленный кровью.
— Я в последний раз спрашиваю, ты все еще хочешь свободы, Лилит!
— Да.
Тихо ответила я.
— Я не слышу!
— Да! Да! Да!
Мой голос окреп. И я с вызовом взглянула в глаза Демона.
— Ты свободна.
Бумага в руках Люцифера вспыхнула и пеплом осела на каменные плиты пола. Как будто оковы спали с меня. Я ощутила невообразимую легкость в теле. Больше ничто не держало меня. Я была свободна.
— Довольна?
Резко спросил Люцифер. Он вскочил с трона и закружил вокруг меня. Его алая мантия развивалась и каблуки туфель гулко стучали по плитам.
— Зачем, ну скажи, зачем ты это делаешь? Зачем идешь против. Разве тебе недостаточно было заточения. Тебя ничему не научила смерть Самаэля. И даже разлука с дочерью не стала тебе уроком. Ты сеешь смерть, Лилит. И ты останешься одна и приползешь ко мне. Все ВЫ возвращаетесь. Рано или поздно. Ты – Демон. И твое место здесь, в Аду!
Голос Владыки грохотал и эхом разносился по всему залу.
Я молчала, не зная, что ответить повелителю Ада. Но я твердо решила, мне нет дороги назад. Я покидаю Ад. Хотя нет, мой Ад навсегда останется со мной.
Потихоньку гнев Люцифера стих. Он вплотную приблизился ко мне и заглянул в глаза.
— Я мог бы казнить тебя, Лилит. Но я поражен твоей решимостью. До свидания, непокорная женщина. Я подожду, подожду, пока ты убедишься, что тебе нет места на земле.
Люцифер взял мою руку и поцеловал ее.

— Лилит, я всегда буду ждать тебя.
Тихо шепнул он мне на ухо.
— Прощай, Владыка. Это наша последняя встреча. И если я вернусь, то только в такой склянке, какую ты держал в руках.
Я слегка склонила голову и, выпрямившись, пошла к двери.
— Лилит…
Я повернулась. Властитель смотрел на меня с какой-то грустью. Не свойственной ему. Таким я его и запомнила. Высокий и стройный. Со жгучими черными глазами и черными волосами до плеч. Я еще раз кивнула и вышла.
Может, я и увижу еще когда-нибудь Люцифера. Но точно не в этой жизни.
В гостином зале стояла гулкая тишина. Я прошла между выстроившимися в два ряда Демонами, спустилась по главной лестнице и, бросив прощальный взгляд на замок, села в карету.

………

Вот уже несколько месяцев прошло с того времени, как я получила свободу. Я наслаждалась жизнью. Мне еще никогда не было так спокойно. Со смертью Каина прекратились казни, и городок, наконец, вздохнул спокойно.
Я охотилась ночами. Учила своих дочерей жить, не убивая. Внутренне я чувствовала, что наша разлука близка. Ведь у меня остался еще один не оплаченный долг.
А я всегда плачу по своим счетам!

На исходе холодной и снежной зимы, в мой дом постучали. Мой Визитер пах снегом и морозом и еще чем-то свежим и очень знакомым. Но я все не могла понять, чем. Бросив на руки новой служанке пальто, ведь я сдержала слово данное Розе, он откинул со лба светлые волосы и улыбнулся.

— Здравствуй! Я знаю, что ты выполнила свою первую часть договора, и пришел сказать, что наступает пора второй. Я не стану торопить тебя, Лилит, но как только наступит май, я приду.

— Не нужно. Не называй срока. Я готова и отсрочки просить не буду.
Я смотрела ему в лицо, не отводя глаз.

— Но скажи, зачем лично тебе это?
Сама не понимая, почему, спросила я.

Его ответ поразил меня больше всего на свете. Я слышала много слов, разных. Хороших и плохих. Гневных и ласковых. Их произносили разные люди и нелюди. Но этих слов от него я точно не ждала.

— Я люблю тебя, Лилит! Я всегда любил тебя. Любил с первого твоего дня, с первого твоего вздоха и взгляда.

Не знаю, что поразило меня больше: его открытый взгляд, слова или эта не высказанная мольба о счастье, но я вдруг поверила ему.

— Если ты не готова, я буду ждать. Я согласен ждать… еще столько же и мне все равно, кто ты и что было с тобой.
Он вышел, а я, подойдя к окну, еще долго смотрела вслед удаляющейся фигуре. Смотрела, пока падающий снег не скрыл его от меня.
Ну, вот все и стало на свои места. Я теперь многое поняла. Почему я была так слепа, почему не замечала очевидного. Так вот она причина его злости. Его необычайной ненависти к Самаэлю. Ведь в любви, как и на войне, все средства хороши.

И что меня держит? Возможно, будет не просто, но стоит дать ему и себе шанс.
……..

Я — Лилит. Созданная Творцом из праха. Созданная по образу и подобию его. Презревшая правила. Непокорная и своенравная, покинувшая Рай и искавшая счастья в Аду.
Я — Лилит. Мать всех ведьм и вампиров. Владычица тьмы и повелительница проклятых.

Я — Лилит. И я — Женщина. Первая Женщина этого мира.

……

Свежий весенний ветер ласково трепал мои волосы. У подножья утеса, на котором я стояла, тихо плескалось море. Солнце еще не взошло, но его лучи уже робко пробивали темную броню ночи.
Сегодня моя последняя ночь на этой грешной земле. И она заканчивается. Я ухожу. Ухожу в неизвестность. Но мой рассвет все же придет.
Получила ли я то, что хотела? И да, и нет. Я обрела свободу, но я дорого заплатила за нее. Моя жажда мести закрывала от меня все остальное. Я отомстила… Но принесло ли это мне покой и радость. Сложно сказать. Месть человечеству? Мне нет нужды мстить людям. Вы — погрязшие в грехе и разврате. Не признающие родства и не верящие в дружбу. Ваш Бог – Золотой Телец. И он всегда получает свою жертву.
Люди, одумайтесь! Что ждет вас впереди. Кровавые войны, страшные катаклизмы и неизлечимые болезни. Вы сами приближаете свой конец.
Не верьте тем, кто говорит – Бог милостив. Творец жесток и не умеет прощать.
Но я ухожу сегодня с этой проклятой земли, чтобы войти в Небесные Чертоги не бесправной рабой. А как равной, равной ему. Ведь я доказала это.
…………

Белая колесница, запряженная четверкой крылатых коней, медленно опустилась к утесу.

— Ты готова, Лилит? Ты приняла мое предложение?

— Да, я согласна.
Я улыбнулась и шагнула к нему.

Одной рукой он обнял меня, а другой тронул вожжи.

— Как же ты предсказуем, мой архангел. Мой Гавриил!

Колесница взмыла вверх, увозя меня в безоблачные сини неба.

……

Вы спросите, что делать, если в тебе не осталось доброты, сострадания, человеколюбия. Что делать, если в тебе поселились тоска и печаль. Если злоба и жестокость свили гнездо в твоей груди.
И я отвечу – влюбиться!

Лилит

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 1, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

  

  

× 2 = 8