ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Тема смерти в творчестве Светланы Сургановой

 

Оставь хоть что-нибудь на память о себе,
Не только тишину седых оград,
Не только скорбь губительных утрат.
Оставь хоть что-нибудь на память о себе

Жизнь и смерть, любовь и ненависть, зло и добро – темы-антитезы, которые всегда привлекали творцов во все времена. Это архетипы, над которыми задумывался человек. Зачем мы живём? Что такое счастье? Зачем нужны страдания? И, самое главное, как примирить идею бога, или высшей справедливости, с тем злом, что вокруг творится.

Поэты, обострённо чувствующие окружающий мир, отношения между людьми, писали также, особенно в XX веке, о кризисе человеческих отношений. Связи распадаются, люди равнодушны, если не ненавидят друг друга. Скорбные раздумья не могли не подкрепляться трагическими эпизодами истории, вроде Второй Мировой войны. Она только шла не за любовь, а за власть. Самоутверждение за счёт унижения других, неважно отдельных людей или целых народов, тоже своеобразная реакция на абсурд бытия, что-то вроде буйства в клетке. Осознание конечности своего существования есть также первое экзистенциальное переживание. Я жив, я пока существую, если перефразировать слова Рене Декарта.

Русский рок имеет в своей основе поэтическую преемственность. Если англоязычная рок-музыка развивалась под влиянием джаза и рок-н-ролла и находилась в условиях нестеснённой свободы, то в СССР всё иное априори официально воспринималось чуть ли не как политическая диверсия. Для советского поколения рок был синонимом иного мышления, даже если чисто музыкально он тяготел не столько к англоязычным образцам, сколько к бардовской песне, где музыка часто лишь аккомпанемент для текста. Что не есть плохо – это своеобразие русской рок-музыки.

Ещё Александр Башлачёв, выдающийся рок-поэт советской поры, утверждал, что русский рок вышел из песен Высоцкого и Окуджавы. Неслучайно, наверно, немалое количество рок-музыкантов так или иначе заимствовали их темы и даже подражали их доверительному разговору со слушателем. Русский рокер – это, прежде всего, автор-исполнитель, со своим мировоззрением, переживаниями, мыслями, которые он хочет донести до слушателя. Несмотря на увлечение музыкой «The Beatles», в чём признавались многие пионеры нашей рок-музыки, музыкальность у нас была слабо выражена и не только из-за маргинальности рока в СССР. Часто нашим группам элементарно не доставало хорошего композитора, способного создавать интересные аранжировки. Бывали и исключения. «Аквариум», к примеру, всегда стремился соединить музыкальную гармонию с поэтической, а «Пикник» и вовсе отличался не только необычными темами для песен, но и звучанием.

Женский рок, как и женская поэзия, не является прерогативой исключительно прекрасной половины. Едва ли кто-то удивится, что мужчины любят творчество М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой. Гендерные различия между мужской и женской поэзией, условно говоря, конечно, существуют, лишь пролегают в плоскости лирической. Женщинам гораздо ближе любовная тема, возможно, в связи с особенностями женской психики. Они мир воспринимают сквозь призму чувств, и это их главное отличие от мужского рационализма. Безусловно, это не всеобщее правило, и есть исключения. И среди мужчин-поэтов были тонкие лирики, к примеру, испанские классики Ф. Г. Лорка и Х. Р. Хименес. Существовали и рационально мыслящие поэтессы, например, З. Н. Гиппиус.

Хронологически появление женского рока связано с именами Насти Полевой и Янки Дягилевой, однако это объясняется лишь с их большой известностью. К примеру, Настя Полева в 1981 году вошла в группу «Трек» в качестве вокалистки. Их известность вышла далеко за пределы родного Свердловска, а особенно о Полевой как об интересном рок-поэте заговорили после начала её сотрудничества с группой «Nautilus Pompilius». Позднее она основала группу «Настя» и перебралась в Питер. Янка Дягилева была связана с известной панк-рок группой «Гражданская оборона», хотя много выступала с акустическими концертами.

Хронологически между этими именами началась деятельность и Светланы Сургановой, уроженки Санкт-Петербурга, где она живёт и по сей день. Тяга к самовыражению проявилась у неё достаточно рано, в 14 лет. В школе она собрала свою первую группу «Камертон». Как вспоминала Сурганова, тогда было модно среди школьных групп исполнять песни известных бардов. Ей же было лень учить чужие тексты – гораздо проще написать свои. Так и появилась её первая песня «Дождик», написанная в подражание питерскому барду Виктору Смирнову, который, по её признанию, привил ей любовь к поэзии. Эта песня никогда не включалась Сургановой ни в один официальный альбом, хотя и исполнялась иногда на концертах. Увлечение музыкой (Светлана окончила музыкальную школу по классу скрипки) и поэзией, а также тонкий и глубокий внутренний мир привели к тому, что песни для неё стали не просто творчеством, а смыслом жизни, общением с миром, как она сама называла. В тоже время, ни одна из основанных Сургановой групп (до «Ночных снайперов» их было три) не принесла ей известности за пределами Питера.
Светлана Сурганова
Тому есть объективные причины. По признанию Петра Малаховского, композитора, лидера, наряду с Сургановой, группы «Нечто иное», в начале 1990-х гг. уже не существовало ленинградского рок-клуба как организации, чего нельзя сказать о времени начала деятельности Насти Полевой и Янки Дягилевой. Уральский и сибирский рок-клубы были центрами неформальной музыки, а «Трек», «Наутилиус Помпилиус» и «Гражданская оборона» были уже известны в то время, когда в них пришли Настя Полева и Янка Дягилева.

С другой стороны, творчество Светланы Сургановой никогда полностью не принадлежало року. В её искусстве с самого начала было велико влияние классической поэзии, прежде всего её любимых авторов Цветаевой, Ахматовой, Лорки, Бродского, Хименеса, а также бардовской песни и романса. Тем более романс неразрывно связан с классической музыкой, ведя свою родословную ещё от Нового времени. Лиричность самого жанра определила и круг исполнителей романсов – в основном женщины. В тоже время в СССР романс во многом остался на периферии, будучи вытесненным бардовской песней, из которой постепенно вырос и русский рок.

Интерес к классической музыке, возможно, объясняется и соответствующим образованием Сургановой. Скрипка – скорее элемент симфонического оркестра и совсем не свойственен для «чистого» рока, даже западного образца. А в русском варианте он и вовсе прост – как правило парни с гитарами и ударник объединяются вокруг автора-исполнителя. То есть это скорее некая модификация бардовской песни, её рок-вариант. Музыка часто служит лишь аккомпанементом и не несёт самостоятельной функции – не запоминается, не интересна сама по себе и скорее служит сопровождением для голоса.

У Светланы Сургановой всё иначе. Несмотря на безусловную ошибочность отнесения этого автора к року (она и сама неоднократно заявляла, что не является рокером и современный рок ей неинтересен), её песни уже с ранних лет представляли собой редкое для России единство музыки и текста. Достаточно обратиться к одной из ранних песен, «22 часа разлуки», которую Сурганова написала в 17 лет, ещё в бытность своего лидерства в группе «Лига», которая была сформирована ей в период учёбы в медицинском училище. Эта наиболее ранняя песня, которую Сурганова включила в свой альбом «Проверено временем» (2008). Уже она много говорит о её творчестве. По жанру песня нечто среднее между романсом и бардовской песней, только от бардовской музыки отличается более сложным строем. Присутствуют ударные инструменты, задающие ритм, в тоже время гитары звучат мягко и лирично, совсем не в роковом ключе. Песня исполняется на 7 аккордах, причём соло-гитара не столько обыгрывает текст или служит аккомпанементом вокалу, сколько передаёт настроение песни. Темы смерти, неизбежной разлуки, судьбы как чего-то неотвратимого, что позднее станет отличительной особенностью поэзии Сургановой.

Мировосприятие Светланы Сургановой в своей основе глубоко трагично. Она сама рассказывала о своём первом ярком детском впечатлении, что в 3,5 года впервые заплакала, осознав, что сначала умрёт бабушка, потом мама, а после и она. Это первое экзистенциальное переживание конечности бытия, безусловно, наложило отпечаток на дальнейшее её творчество. Любовь понимается ей не столько как светлое чувство, вызывающее умиление и приливы романтики у девушек, сколько как своеобразная защита от смерти и забвения. Причём смерть – это не только конечность бытия, но и гибель человеческих чувств. Неслучайно в припеве повторяется фраза «но мне порой бывает странно, что жизнь проходит безоглядно, / Что след оставить так непросто на земле и в душе». В другой её ранней песне «Время» (1986) о смерти говорится более определённо.

Жизнь, ты как вешняя вода,

мчишься от истоков в никуда.

В миг, в час, когда я в мир уйду иной,

хочу оставить землю, друзьям — цветы и песни,

врагам — всё то, что понял о былом

Собственный уход воспринимается лирической героиней как неизбежность и принимается со смирением. Акцент скорее переносится на близких, которые останутся после тебя; каким они тебя запомнят. В музыкальном плане – это всё тот же интересный симбиоз бардовской песни и романса, написанный на 8 аккордах.

Современная музыка, особенно звучащая по радио, разучило нас воспринимать нотный язык. Как правило, что во вступлении, что в проигрыше в середине песни, что в заключении чаще всего музыкальные инструменты обыгрывают текст. Музыка утрачивает самостоятельное значение и становится приложением к словам. Здесь нечто совершенно другое – музыка самодостаточна и не служит аккомпанементом вокалисту. Скорее она помогает слушателю прочувствовать настроение песни. Неотвратимость смерти воспринимается без страданий, наоборот, присутствует надежда на то, что искусство никогда не прекратится, поскольку оно вечно, как и время. В поэтическом плане смысл текста перекликается с тонкой лирикой Н. А. Заболоцкого, тоже поэта с тяжёлой судьбой. Сравните:

О, я недаром в этом мире жил!

И сладко мне стремиться из потемок,

Чтоб, взяв меня в ладонь, ты, дальний мой потомок,

Доделал то, что я не довершил.

и

Семь нот — уж не так это мало:

мы напишем ещё кампанеллы.

Сотни строф ждут великих талантов,

будет падать звезда для поэтов.

Закружись молодая планета

в вихре бодрого, доброго танца,

подхвати эту песню и с нами

пой про мирное небо и счастье!

В тоже время уход близких воспринимается обострённо-трагически, как крушение маленького внутреннего мира. Даже любовь становится мучительной, поскольку воспоминания о былом счастье вызывают боль и страдания. Вот, к примеру, ещё один романс Сургановой «Больно», посвящённый смерти её бабушки, звучащий особенно минорно под клавишный аккомпанемент.

Больно смотреть в закрытые глаза

и видеть мой осиротевший дом.

А слезы в них, как воск свечи.

Огонь растопит формы дня.

Оставит отзвуком в ночи

слеза моя боль…

Конечно, нельзя не упомянуть один из безусловных шедевров Светланы Сургановой «Предчувствие смерти», где оригинально сочетаются вокал и речитатив, а аранжировка, особенно современная, передаёт трагизм ситуации потери близкого и нежелание мириться с неизбежным. Любовь как сопротивление смерти. И больно оттого, что ничего нельзя изменить.

Я люблю тебя, слышишь!

Я люблю тебя, видишь!

Я люблю тебя, знаешь,

Как тоскует мой дом?

Я хочу тебя, слышишь,

Увидеть на крыше

И успеть тебе крикнуть:

«Давай ещё поживём!»

В песнях Светланы Сургановой сложно сочетаются с одной стороны страдание, с другой нежность, а с третьей надежда, которая иногда граничит с отчаянием. Как, к примеру, в одной из лучших, бесконечно трагичных, но парадоксально и светлых песен, выполненной в любимом ей жанре романса, «Не покидай».

Не покидай меня, родная!

Я столько лет тобой дышу,

И каждый вечер, засыпая,

Я о тебе Его прошу.

В тоже время, наряду с романсом и бардовской песней, в творчестве Сургановой сильно влияние и классической музыки. Любимые ей клавишные, духовые инструменты, перкуссия часто усиливают драматургию песни. Так и тут. Начало – классическое клавишное вступление, как в музыкальной пьесе, уже настраивающее слушателя на минорную тональность. Инструментал, в который с каждым куплётом внедряются всё более тревожные ноты, дрожащий вокал, передающий страдание лирической героини, рефрен, в котором акцент на отчаянной мольбе «не покидай».

Не покидай меня, родная!
Я столько лет всего боюсь,
Но каждой ночью, умирая,
Я за тебя Ему молюсь.

Проигрыш перед финальным припевом становится как бы кульминацией всей песни – поочерёдно, словно в симфоническом оркестре, вступают инструменты – гитары, ударные, клавишные -, которые начинают звучать всё громче и резче, возрастая по темпоритму. Создаётся эффект сжатой прижины или лопнувшего нарыва, после чего всё заканчивается смиренно-примирительной кодой.

Секрет своего проникновенного творчества отчасти раскрыла и сама Светлана в автобиографической песне «Мой путь», с которой должна была выступать на «Евровидении-2014», но резонно отказалась, решив, что вряд ли на попсовом конкурсе на кого-то из судей произведёт впечатление этот музыкально-поэтический шедевр, в котором без труда узнаются цветаевские отголоски.

В широком смысле смерть – главная доминанта музыкально-поэтического мира Сургановой, и это выдаёт в ней автора-экзистенциалиста, пусть даже она сама и будет отрицать это. Объяснение этому и в своеобразном устройстве психики Светланы, её самокопаний и комплексов (она сама говорила, что в детстве была почти аутистом; ей сложно было общаться с людьми), но и в тяжёлой судьбе, где были болезнь, предательство, боль расставаний с дорогими людьми. Все свои песни она писала на основе случаев из жизни, а потому они впитали живую боль и чувства, которые трогают души тех, кто их слушает, если, конечно, они настроены на правильную волну.

И кто-то за мною на след мой наступит,

Когда предстоит мне отсюда уйти.

Пускай на твои он плечи набросит

Платок бескорыстной и верной любви.

 

Пускай ты забудешь бессонные ночи

И все, что я в памяти свято храню,

Ты только живи счастливей и дольше,

И помни, как прежде тебя я люблю

Также читайте в Клубе:

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 3, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

4 комментария Тема смерти в творчестве Светланы Сургановой

  • Андрей, тебе точно стоит еще писать о музыке…Возможно, конечно, что именно творчество Светланы Сургановой произвело на тебя такое впечатление, но текст, украшенный музыкальными видео, получился просто потрясающий! И он действительно очень созвучен с тематикой Клуба, так как говоря о высокохудожественных представителях страшного кино, мы очень много рассуждаем о смерти в ее различных ипостасях…

    Очень сложно увидеть в конце жизни хоть сколь-нибудь созидательный процесс, но возможно только именно смерть абсолютно определяет смысл жизни конкретного человека, отвечая на вопрос — Зачем они жил и Что оставил после себя. Развитие общества неразрывно связано со смертью, ибо каждое поколение существует ради того, чтобы новые люди стояли на ступень выше, определенно в техническом развитии, но не факт, что в духовном…И каждый настоящий творец в искусстве говорит именно о своем поколении, отчасти воспевая его, а зачастую куда больше критикуя, ругаю в том числе и себя, как представителя этого самого «несовершенного» поколения…

    Огромное спасибо за материал, он превзошел лично мои ожидания, так как я допускал, что увижу без сомнения интеллектуальный, но более академичный текст. А здесь блестящая гармония аналитики и сдержанных, но одновременно очень ярких и искренних эмоций.

    • vkontakte.ru Эндрю Вулф

      Спасибо. Вообще я планировал ещё на её клип написать, но не могу решить на какой. Возможно, смонтированный из полулюбительских видео «Я теряю тебя». У него 1,5 миллиона просмотров на ютуб и больше 200 комментариев, что неплохо для такой музыки. Благодаря мне и Людмила Дмитриевна Алтунина, журналист и прозаик, тоже заинтересовалась её творчеством. Написала мне, что хочет взять у неё интервью.

      • Так это вообще прекрасно, когда твоя статья в прямом смысле выполняет просветительскую функцию. Надеюсь, что Людмила Дмитриевна будет далеко не единственной, а если она уже через свой журналистский материал привлечет еще больший интерес к творчеству Светланы, то это уже целая цепная реакция творческого просвещения.

        • vkontakte.ru Эндрю Вулф

          Ну я просто познакомил ее с творчеством Сургановой. Так-то мы давно друг друга знаем, уже 11 лет будет, как общаемся, хотя она значительно меня старше.

Добавить комментарий

  

  

6 × 1 =