КРИК-НОВОСТИ

 
 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Отзыв на телефильм «Оно» (It, 1990)

 

Оно - кадр 1Стивен Кинг всегда отдавал предпочтение телеэкранизациям своих произведений. Во многом это справедливо, ведь в формате трёхчасового фильма или мини-сериала проще воссоздать знаменитую кинговскую атмосферу, его глубокое знание быта и нравов маленьких городков США. Творчество Стивена Кинга интересно тем, что автор показывает непарадную Америку. Его герои, к каким бы слоям они ни принадлежали, самые обычные люди, у которых вполне понятные большинству людей проблемы. Метафизике «высокой» литературы писатель противопоставляет намеренно обытовлённое действие, где элементы сверхъестественного вполне удачно вставлены в реалистичную среду.
«Оно» — один из самых больших и самых известных хоррор-романов Кинга, почти роман-эпопея, ведь события охватывают значительный промежуток времени. Первая часть романа – детство главных героев. Действие происходит в 1950-е гг., как раз в то время, когда сам автор был мальчишкой, что позволило Кингу передать в этой линии свои детские воспоминания. В отличие от повести «Тело», где автор чересчур увлёкся самолюбованием, откровенно списав главного героя с самого себя, Билл Денбро, хоть и являлся уже тогда сочинителем страшных историй, но во всём остальном предстаёт обыкновенным ребёнком. Писатель делает акцент не на творчестве Денбро, а скорее на его социальных связях –взаимоотношениях с родителями и друзьями. И это неудивительно, ведь «Оно» — социальный роман, который совершенно напрасно рассматривать в качестве простенькой страшилки, вроде более раннего романа Кинга «Салемс-Лотт», с которого когда-то и началось моё знакомство с миром этого неоднозначного автора.
Оно - кадр 2Поклонники Кинга преждевременно обрадовались в 2014 году, когда удивительный по атмосфере и стилю фильм серьёзного автора Дэвида Роберта Митчелла «Оно следует» переименовали в «Оно» и так выпустили в наш прокат, желая непременно погреть руки на денежках фанатов Пеннивайза. Но Оно Митчелла – увы и ах – скорее образ переходного возраста, нежели существо из плоти и крови. Хотя в наличии плоти мы всё-таки не будет упрекать и Оно Кинга (кстати, согласно роману это не оно, а она!).
Кинг был не единственным «умником» в среде мейнстрима, кто догадался попугать публику клоуном. Коулрофобия на самом деле весьма распространённое явление среди детей, особенно впечатлительных натур, которые, возможно, шестым чувством, улавливают непременную фальшь за обликом клоуна. Как говорил малоизвестный ужасогерой Киллджой, клоун из ада, «моё лицо – это маска, но что скрывается за ней?». Ведь человек не может быть всегда весёлым. Дети, боящиеся клоунов, улавливают фальшь эмоций, и эта неискренность пугает их. Какие на самом деле чувства испытывает человек, прячущийся за красным носом и белым гримом?
Оно - кадр 3Стивен Кинг, неплохой знаток европейского кинематографа, если судить по его книге «Пляски смерти», возможно, видел великий шедевр Ингмара Бергмана «Седьмая печать», где шведский мастер новаторски представил смерть в образе клоуна. Но если «серьёзный клоун» Бергмана отражал во многом восприятие смерти главным героем, для которого она была желанна, то клоунский антураж зла Кинга – как приманка для детей, дабы втереться к ним в доверие. Ведь существо питалось страхом, который особенно легко получить от ребёнка, слишком маленького, чтобы быть Фомой неверующим. Интересно, кстати, что роман Стивена Кинга вышел примерно в то же время, что и комедия ужасов «Клоуны-убийцы из космоса», где с редкой иронией была высмеяна цирковая эстетика.
Первая экранизация «Оно» последовала весьма скоро – через 4 года, что любопытно, учитывая, что и роман писался именно 4 года. В мёртвом свете нового творения Энди – прости Господи – Мускетти нелишне обратиться к старой версии, которая гораздо лучше передаёт атмосферу романа. Стивен Кинг не просто так нетрадиционно выстроил хронотоп, перемешав прошлое и настоящее. Две сюжетные линии как зеркальное отражение друг друга, объединённые борьбой героев с клоуном. Томми Ли Уоллес был в этом смысле достойной кандидатурой. Первый исполнитель роли Майкла Майерса (ну чем не клоун с его белым лицом?), ближайший ученик Джона Карпентера, Уоллес не покорил Голливуд, подобно его знаменитому однофамильцу Уильяму Уоллесу, шотландскому борцу за свободу, но и не затерялся на фоне хоррор-ремесленников. Он когда-то сделал, возможно, самый умный сиквел «Хэллоуина», пусть и не имеющий почти ничего общего с фигурой Майерса. Его, вне всякого сомнения, привлекла в романе Кинга не столько возможность постращать публику кровавыми эффектами (что на американском телевидении невозможно), сколько социально-психологический посыл сочинения автора из штата Мэн. Уоллесу не было нужды обивать пороги студий, дабы снять блокбастер и так войти в анналы Голливуда. У него, стопроцентного американца из Кентукки, не было комплекса неполноценности, как у мигранта Мускетти, по которому плачет не мама, а папа с ремнём. Телевидение налагает на режиссёра определённые ограничения, но, как верно писал Кинг в предисловии к «Буре столетия», цензура помогает автору выбирать эзоповские кинематографические средства для создания атмосферы страха. Оттого самая первая сцена фильма Уоллеса, где чудовищный клоун прячется за развешанным бельём в саду, приманивая шутками и шариками маленькую девочку, памятна мне с детства как отличный образец напряжённой сцены без всякой крови. Иногда намёка бывает достаточно. Не стоит показывать, как Пеннивайз откусывает руку Джорджи – достаточно намёка на это. Тем более нельзя сравнить мальчишку Сарсгаарда, который изображает скорее наркомана, чем древнее зло, с гипнотическим существованием в кадре Тима Карри. Глаза – это зеркало души. Посмотрите в глаза Карри – и вы увидите мёртвый свет, что-то чрезвычайно опасное, что лишь внешне похоже на человека. Посмотрите в глаза Билла – и вы увидите очередного мигранта, приехавшего покорять Голливуд. Оно в исполнении Карри само воплощение лицемерия, ненависти, лжи, коварства, как то и задумывал Кинг. Это поистине чёрная душа Дерри. И хорошо, что в экранизации Уоллеса были опущены весьма анекдотические космологические гипотезы – режиссёр сосредоточился на социальном пафосе романа, подарив нам запоминающуюся историю о городе, где никто никому не был нужен. Герои «Оно» изгои, клуб неудачников, как они себя называют. Общество не принимает их, считает странными. Они не похожи на всех остальных именно своим неравнодушием. Проще говоря, им не всё равно, что творится вокруг.
Оно - кадр 4Стивен Кинг противопоставляет два мира – взрослых и детей, показывая, что дети, за редким исключением, более склонны к добру. Они ещё не умеют врать, вступать в сделки с совестью, оправдывать себя. В их глазах ещё горит огонь жизни, любви, веры, в то время как глаза взрослых из Дерри отражают лишь тусклый мёртвый свет. Существо прижилось в городе именно потому, что нашло благодатную почву. Подобно демону, оно питается не только страхом, но и негативными эмоциями людей. За любым разладом в семье, равнодушием, жестокостью стоит белое лицо Оно. Его клоунский вид, словно отсылка к средневековой традиции, где дьявол часто изображался в образе шута. Существо подвергает осмеянию все лучшие качества людей, не верит в дружбу, самопожертвование, а потому вовсе не хилые материальные предметы в руках детей причиняют вред существу. Оружие против него – их вера, любовь друг к другу и готовность бороться за ближнего своего.
Стивена Кинга нельзя упрекнуть в следовании христианским традициям. Во времена его молодости бог для писателя был величайшим из монстров, как он откровенно писал в «Салемс-Лотте». Однако с годами его восприятие добра и зла менялось. Монстры уже не были маскарадом, чисто внешними сюжетами, рассчитанными на невзыскательный вкус. Он стал смотреть глубже, воспринимая весь мир как борьбу неведомых сил с человеческой святостью, если говорить словами Ингмара Бергмана. Неслучайно в этой связи наличие детской темы во многих произведениях Кинга среднего периода – дети более преклонны к добру, нежели к злу, словно в соответствии с новозаветными словами Христа о детях как наследниках царствия небесного.
Сложно сказать, видел ли когда-либо Стивен Кинг новаторский фильм рано умершего мастера французского кино Альбера Ламориса «Красный шар». Но именно обычный цирковой шарик с тех пор стал образом детства, чистоты души ребёнка. Обилие таких шаров в руках Оно как указание на похищение душ детей. Монстр всегда выбирал особенных жертв, не распространяя своё зло на банду малолетних хулиганов, как Генри Бауэрс и его друзья. Они и так часть Оно, поскольку в их душах умерло добро и они, как неведомый монстр, не могут жить, не причиняя вред другому. В этой связи неслучайно и то, что Оно обитает в канализации, словно в соответствии со средневековой картиной мира, где ад непременно располагался внизу. Путешествие героев, как в детской линии, так и во взрослой, в подземный мир Оно, словно аллюзия на «Божественную комедию» Данте, где главный герой точно также спускался в подземный мир. Совсем не кощунственно смотрится и предположение на аллюзию библейского мотива схождения Христа в ад. Герои спускаются вниз не только чтобы избавить лично себя от власти Оно, но и целый город, разум жителей которого давно поработил демонический клоун.
Оно - кадр 5Конечно, телеэкранизация несовершенна, поскольку сложно собрать воедино все смыслы огромного романа Кинга. Однако Томми Ли Уоллес предпринял неплохую попытку донести до зрителя неочевидный протест писателя против равнодушия, которое всё больше поглощает наше общество. Власть доллара и сатанинская карусель голливудского мейнстрима всё больше поглощает ростки истинного кино. Ныне искусство — лишь мёртвые огни, смотреть которое также вредно для души, как и взирать в жёлтые глаза чудовищного монстра. Поэтому неудивительно, что столько людей, словно одержимые жители Дерри, предпочли именно bastard Мускетти, совершенно забыв уроки Уоллеса. Хоррор, к великому сожалению, всё больше деградирует, превращаясь в балаганное чередование красивеньких картинок и кровавых сцен расправ, где не остаётся места ни сердечному чувству, ни умной мысли. Оттого вопрос о том, какая экранизация лучше для меня не имеет практического смысла. Она пока единственная.

7

Страница фильма в «КЛУБ-КРИКе»

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 5, среднее: 4,20 из 5)
Loading ... Loading ...

13 комментариев Отзыв на телефильм «Оно» (It, 1990)

  • Андрей, отличный текст, как раз один из таких, которые по-настоящему демонстрируют наш Клуб, как сообщество с серьезным осмысленным подходом к хоррору в кино и в литературе.

    • vkontakte.ru Эндрю Вулф

      Спасибо, Леш. А еще я снова буду представлять клуб в конкурсе по экранизациям.

      • О, это очень здорово, по возможности сообщай в личку или прямо в комментариях к этой публикации — что там и как, буду крайне признателен!

        • vkontakte.ru Эндрю Вулф

          Ну, на предыдущем конкурсе я занял 2 место. А тут ещё литрецензии будут, у которых преимущество.

  • Вместо тысячи складных слов, использованных в рецензии, хватило бы всего двух: «синдром утёнка». Ну и с тем, что Карри, конечно, великолепный Пеннивайз — не поспоришь.
    А в остальном — Боже, Боже… Где в этой, с позволения сказать, экранизации Дерри? Нет его. Забавная идише-мамэ Эдди что ли, Дерри? Карикатурный религиозный фанатик, в которого превратили папашу Беверли? Или Генри Бауэрс, почему-то не прикончивший своего папаню — кстати, где этот персонаж вообще? Где в поделии Уоллеса тот город, «похожий на старую жеманную шлюху»?
    За что, позвольте спросить, Мускетти должен «получить ремня» — за то, что не подобрал на роль Беверли серую мышку с крысиными хвостиками? За то, что передал на экране именно то, что хотел сказать Кинг и показал Дерри во всем великолепии его нравственного разложения? Да и какие «уроки» мог преподавать г-н Уоллес, сам всю жизнь бывший эпигоном Карпентера? «Оно» Уоллеса — всего лишь добротная бюджетная постановка по отдаленным мотивам великого романа, обрывки которого и создают иллюзию некоторой «глубины» ее.
    Наконец, я очень ценю старый кинематограф и зачастую не очень ценю новый, но замечание о «мертвых огнях нынешнего искусства» больше отдает стариковским брюзжанием, нежели мало-мальской объективностью.
    Все это я пишу ни в коем случае не желая задеть автора, но не выразить свое несогласие никак не мог. Как-никак, истина рождается в полемике.

    • vkontakte.ru Эндрю Вулф

      Джек Фрост, смотри не растай от злости, а своему корешману Мускетти привет передай. Как там, кстати, Майкл Куни поживает? К Битти не пошёл в актёры?

      • Вот-с, этого я примерно и ожидал. Как только было высказано мнение о рецензии, отличное от «как круто, тонко и умно» — маска «серьезного рецензента» была сброшена и моментально последовал переход на личности (притом, что лично я себе подобного не позволял, это к вопросу о злости…). Некрасиво, любезный, неуклюже, и дискредитирует отнюдь не меня. Кстати, что там у нас по регламенту? «1. Мы приветствуем дружеское и уважительное отношение как друг к другу, так и к кинематографу в целом» — так, хорошо, «d. «личные выяснения отношений» — мы обсуждаем кино, а не самих участников» — еще лучше, как Вы там изволили выразиться, «смотри не растай от злости»? Ай-яй-яй.

        Я так понимаю, конструктивных аргументов против моих слов о творении Уоллеса можно не ожидать вовсе, и вместо этого Вы предпочтете непонятно зачем обсуждать карьеру Майкла Куни?

        • vkontakte.ru Эндрю Вулф

          Вообще-то это шутка была. Лично мне все равно нравится мой текст или нет. НО я не позволяю клеветать на то, что я люблю и хорошей экранизации мне выставлять утырка Мускетти. Снял голливудскую каку, которой 10 наставили. Ругать меня можно, но то, что мне нравится — никогда.

          • Гм-м, интересно получается… То есть, Эндрю Вульф может ругать то, что нравится Джеку Фросту, а Джек Фрост не может ругать то, что нравится Эндрю Вульфу. Неравноправие какое-то получается, нет?

            Что до «клеветы» — помилуйте, где? Я могу напомнить свои претензии к фильму Уоллеса: где там город Дерри? Неудачники удались (кроме Беверли), клоун шикарен, но как описана мамаша Эдди у Кинга — и как она показана в фильме? Жирная корова с животным материнским инстинктом — есть в фильме Уоллеса что-то даже близко похожее? Где жестокий отец Генри Бауэрса, где болезненная натура отца Беверли, где безумие самого Генри, наконец? Нету всего этого. Фильм теплый и ламповый — да, но СЛИШКОМ теплый и ламповый, вся грязь человеческого общества осталась за кадром. И дело тут не в эзоповом языке — это просто ВЫБРОШЕНО в угоду телеформату. Сценарист Лоренс Коэн, кстати, в этом мастер, «Историю с привидениями» искромсал куда как суровее.
            Я не склонен во всем ругать картину Уоллеса — он сделал все, что мог, в меру способностей и предоставленных возможностей, да и фильм детства, как-никак. По-своему я его даже люблю. И тем не менее, я считаю, что она по большому счету сильно уступает картине Мускетти, который, на мой взгляд, значительно лучше передал природу Деррийского зла. Имею право, верно?

  • Скажу, как создатель и владелец сайта. Конечно, каждый имеет право на личное мнение и субъективное суждение. И Клуб создан не для того, чтобы мы все тут хвалили друг друга и во всем друг с другом соглашались, а для того, чтобы высказать и увидеть разные точки зрения на фильмы ужасов и хоррор-литературу. Я сам не склонен петь дифирамбы кому бы то ни было просто так, и лично я высоко оценил данный текст, потому что мне действительно понравилось как он написан и какие мысли в нем высказаны. И это при том, что «Оно» Мускетти мне очень нравится. Но данная рецензия мне была интересна еще и потому, что позволила вспомнить старую экранизацию «Оно» и все то хорошее, что в ней было.

    Поэтому не вижу никакого повода для ругани и перехода на личности; противоположное, но конструктивно высказанное мнение — почти всегда хороший повод взглянуть на фильм или книгу с другой стороны. Абсолютно не обязательно ее принимать, но стоит понять — почему другие воспринимают художественное произведение по-другому…

    • Я с Вами целиком согласен, но…
      Вот если б не все эти нелепые пассажи вроде «папы с ремнем» для режиссера и «вредности» его творения для души зрителей — это было бы действительно конструктивное мнение. А так в нем уж очень сквозит неуважение к тем, кому фильм Мускетти понравился. И это уж точно лишнее.

      • vkontakte.ru Эндрю Вулф

        Вообще-то это тоже шутка, не надо как девица во всем подтекст видеть. А то, что у Фроста с юмором плохо это я уже понял по дилогии Куни.

Добавить комментарий

  

  

8 + 2 =