ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 

КРИК-подписка!

Получать наши новости:
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Монстры мультипликационного сознания — о страшной советской мультипликации

 
"Перевал" (1988 г.)

«Перевал» (1988 г.)

Наша мультипликация весьма психоделична, и условно ее можно разделить на два этапа. Сороковые, пятидесятые, и первая половина шестидесятых — это бессмертная классика, этакий или бытовой или школьный ( «Ваня Зайцев» 1949 г. ) гиперреализм. Фантастический «Полет на луну» 1953 г., «Тайна далекого острова» 1956 г., сказочный «Исполнение желаний» 1957 г.,»Золотая антилопа» 1957 г., экранизированная классика «Снежная королева 1957 г.,  «Приключения Буратино» 1957  г. и т.д.

"Тайна третьей планеты" (1981 г.)

«Тайна третьей планеты» (1981 г.)

Я, как типично взращенный еще советским кино и телевидением мальчик, до сих пор с восторгом вспоминаю всех этих зайчиков, мишек, лисичек из мультиков 1940-50-х годов, за масками которых мультипликаторы прятали иносказательное желание рассказать именно о человеческих проблемах трусости, жадности, лени, гордыне. И это было так здорово, и так вдохновляло, так положительно действовало на детскую психику! И вот хочется спросить; какая же светлая голова, решительно отбросив этот мультипликационный ренессанс годов оттепели, ввела моду на мульти-уродов, калечащих нешуточно детскую психику, в то время еще советских детей? Единственный гений кукольной мультипликации, к которому у меня нет претензий, это Роман Качанов. Его шедевры «Варежка», «Чебурашка» жили и будут жить, а позже, в самом начале 1980-х, именно он возродит утраченный фантастический ренессанс шедевральной «Тайной третьей планеты». Но на два десятилетия, 1980-е — 90-е, этот опыт так и останется единственным, исключая психоделический «Перевал»(1988 г.) Владимира Тарасова, но этот фильм можно считать опытом уже для более взрослой публики.

"Халиф-аист" (1981 г.)

«Халиф-аист» (1981 г.)

Советская кукольная мультипликация — это отвратительно и ужасно, можете со мной спорить, добро бы это снимали люди талантливые, но вот примеры — сериал о Незнайке, сериал о Волшебнике изумрудного города  и более поздние «Шесть Иванов шесть капитанов » и «Узники Ямагири-мару» сняты одним режиссером, и во всех этих фильмах у кукол одинаковая интонация лиц, остекленевший взгляд, ни капли новизны хоть в чем-то! Скучно, примитивно, и даже у ребенка не вызывает ничего кроме скуки; сужу конечно по себе, не принимайте на свой счет.

"Ух ты, говорящая рыба" (1983 г.)

«Ух ты, говорящая рыба» (1983 г.)

Одно дело, когда Федор Хитрук в своих мультфильмах для взрослых нарочито вводит вот такую кривую несобранность рисунка. Ведь понимаешь, что мир мультика о бюрократе «Жил был Козявин» насквозь условен, и подобное прочтение укрупняет, высвечивает иллюзорность мира Козявина, но когда это происходит в детской мультяшке, тогда как? Антипримеры ужасающего неуважения к маленькому зрителю — это чудовищный «Халиф-аист» (1981 г.), монстры из которого способны конкурировать с утыканными шипами демонами из голливудского ужастика «Восставший из ада». Я понимаю —  это экранизация Гауфа, но все же… В «Голубом щенке» (1976 г.) симпатичен только сам главный герой-щенок, его же противники — пират, кот и прочие антиперсонажи нарисованы в нарочито  аляповатой манере, этакие человекообразные, кляксообразные химеры. После такого вот мультфильма я не мог спокойно уснуть в темной комнате недели две, а было мне уже двенадцать.

"В синем море в белой пене" (1984 г.)

«В синем море в белой пене» (1984 г.)

И таких примеров я мог бы привести много. Чего стоит, например, один лишь трансформирующийся демон из мультика «Ух ты, говорящая рыба!» или монстры океанского дна в мультике «В синем море в белой пене». Нет уж, лучше пусть мой ребенок до определенного этапа в жизни смотрит «Марию Мирабеллу «!

Примеров очень страшных мультфильмов в нашей мультипликации можно довольно много насобирать. Ну вот, например, кукольная вольная экранизация «Трех толстяков» Юрия Олеши  — «Разлученные» 1980-й год. /далее цитата их рецензии Sciolist/ Это гротеск. Это сюрреализм. Это хоррор! Можно ли вообразить стили, настолько непохожие на «Трех толстяков» Олеши? Но создатели «Разлученных» это сумели не только вообразить, но и воплотить. Яркое, полное нелепых приключений, почти карнавальное произведение, превратилось в мрачную и холодную готическую историю. Даже положительные персонажи выглядят жутковато. Даже веселые сцены (например, там, где «Живи в волшебном ящичке») смотрятся депрессивными. Три толстяка — не комичные злодеи, а какие-то жуткие существа (или одно, только трехголовое?..) вроде оживших вздувшихся мертвецов. Гвардейцы у Олеши были людьми, многие перешли на сторону народа — здесь же они изображены какими-то инфернальными железными дровосеками. Одинаковые, бездушные и беспощадные роботы. В пугающем эпизоде с железными игрушками, окружившими кровать наследника Тутти, есть непрозрачная отсылка к «Ночному кошмару» Фюзели. Зло здесь, в отличие от книги, лишено каких-либо «смягчающих» комических черт, а гротеск заострен до того предела, за которым начинается ужас. Здесь не будет троих раскормленных «буржуев». Толстяки — словно единое существо, прожорливое трехглавое чудовище, в котором не осталось уже ничего человеческого. Здесь не будет недалеких стражников с солдафоном Бонавентурой во главе. Гвардейцы — ходячие роботы, лишенные индивидуальности железные исполнители чужой воли. Здесь нет трусливого учителя танцев Раздватриса — да и не учат здесь танцам. Дворец — бездонная черная утроба, где в окружении металлических уродцев, под пронизывающим взглядом череполицего Слуги медленно переваривается несчастный наследник Тутти, упорно не желающий превращаться в нового Толстяка и его кукла кажется единственным лучом света в этом темном царстве.

"Разлученные" (1980 г.)

«Разлученные» (1980 г.)

В «Пер Гюнте» (1979 г. ) на пути главного героя появляется жуткий демон Пуговичник, в облике которого кажется воплотилось все пугающее и безмерно кошмарное воплощенное в советской мультипликации. Для детей ли это снималось ? Сильно сомневаюсь. Даже казалось бы такое совсем невинное произведение как «Городок в табакерке» умудрились превратить в кислотный психику сносящий трип, где аллегорически описанные у Одоевского механизмы, соединены в подобие тоталитарного организма, существа, которое пытается разрушить клоун-диссидент. Жутковатый мир предстает перед нами и в мультике «Как тоску одолели» (1978 г.), где власть над неким островом захватила какая-то чудовищного вида демоница, вроде бы образ тоски и скуки. Но подобных примеров в нашей мультипликации просто масса, можно продолжать этот список до бесконечности.

"Пер Гюнт" (1979 г.)

«Пер Гюнт» (1979 г.)

В середине семидесятых ситуация в мультипликации разделилась так, что половина художников так и продолжала создавать идеологические правильные и не вызывающие у властей отторжения мультфильмы. Другая, в которую вошел в том числе и Валерий Угаров, пошла совсем по другому пути; скрытые подтексты, аллегоризм, сюрреалистичность и пугающие образы стали отныне их форменным стилем. Пропускали такие мультфильмы через цензуру только благодаря обращением к классике. Потому Одоевский, потому Олеша, потому Гауф, но пропускались эти классические сюжеты через сито современного мировоззрения потому-то  — ой, ой!

"Как тоску одолели" (1978 г.)

«Как тоску одолели» (1978 г.)

Фирменный стиль Угарова, мировоззрение и его прорисовки — это постоянная зыбкость и текучесть подаваемого зрителю мира. Здесь нет четких, устоявшихся форм, все течет друг через друга, изменяется и угадать, что произойдет в следующий момент, решительно невозможно. Все подобное настолько противоречит устоявшимся и мертвым канонам тогдашней ситуации в мультипликации, что диву даешься. Обращение авторов к классической сказке Одоевского, где тот на примере устройства механической шкатулки в сущности описал тоталитарное мироустройство девятнадцатого века, позволило вольно или невольно показать тип социалистической государственности середины двадцатого века, где все эти странные сущности — молоточки, пружинки, и валик-вождь спаяны в единый цельный неразделимый механизм, ну чем не государство? А так как фильм музыкальный и здесь все частички механизма поют диафрамбы в честь единого целого, которое, как не посмотри, все равно где-то за пределами шкатулки, если мыслить метафорически. Валик не в счет, он такая же частичка, как его подчиненные, то как-то становится совсем не по себе. Слишком ярок, красочен и безумно-карнавален этот странный мирок, представший гостю-мальчику из двадцатого века, но за этой напыщенной ширмой безумных соцветий будто бы притаилась какая-то бездна… Да, удивительно, но тогда авторы могли так подать материал, что и от детской сказки становилось иногда не по себе.

"Узники Ямагиру-мару" (1988 г.)

«Узники Ямагиру-мару» (1988 г.)

И в этом спаянном механизме, представьте себе, находятся изгои и отщепенцы, пытающееся разрушить это единое цельное! Эдакие диссиденты. Таков здесь странный шут или клоун, типичный диссидент, списанный прямо-таки точно с типажей своего времени, но прорисованный авторами в мистической подоплеке. Он всегда против, он поет прямо противоположное общему стройному хору, он вопреки всему своему клоунскому облику предстает какой-то демонической и разрушительной силой, несмотря на то, что персонаж положительный вроде бы. Именно из-за этого по-настоящему жутковатого типа я не хочу пересматривать этот мультфильм, мне и в детстве от него было не по себе. У Одоевского конечно подобного персонажа нет.

"Голубой щенок" (1976 г.)

«Голубой щенок» (1976 г.)

И все же несмотря ни на что, и «Городок в табакерке» и «Халиф-Аист » — это бессмертная классика нашей мультипликации, которую мы обязаны сохранить и помнить. Да, те наши старые мультфильмы были иногда ужасающе страшны, но есть одно но; советские мультипликаторы никогда ни делали страх и шок доминантой — если они пугали, то просто наверняка зная для чего и во имя чего. «Ух ты, говорящая рыба» и «В синем море в белой пене». Помню, как потрясли, поразили и напугали меня эти два мультика в детстве. Градус веселого абсурдизма в этих творениях никак ни отменяет животного ужаса ребенка перед трансформирующимся демоном Э-ээхом или рыбоголовой девушкой. Некоторые советские мультфильмы, в том числе и от республиканских студий, были мифологически страшны. Что это значит? А это значит, что в основе подобных творений лежала как правило национальная мифология, неважно какая — русская, армянская, удмуртская, в данном случае основой послужили армянские народные легенды.

"Полет на луну" (1953 г.)

«Полет на луну» (1953 г.)

Для сравнения пересмотрите современные творения, идущие скопом, например, по телеканалу «Nickelodeon», и вы узрите что всё, буквально всё, за редким исключением высосано из пальца, к сожалению. Основы нет, мифологии нет, за яркой ширмой как правило пустота. Да, текучий хамелеон Э-ээх, способный за считанные секунды трансформироваться кажется во что угодно, и океанские монстры из свиты морского царя действительно способны вызвать у ребенка панический ужас где-то в внизу живота. Но в то же время в них есть нечто родное, свойственное только нашему менталитету, русскому ли, армянскому ли — неважно. Чего здесь больше ? То ли абсурда, перетекающего в неодолимый ужас, то ли ужаса, перетекающего в неодолимый абсурд? И ведь несмотря на то, что просмотр этих мультфильмов заставлял нас натягивать одеяло на голову поплотнее, спустя годы мы продолжаем их любить за что-то и пересматривать, затаив дыхание.

И не один из них не сломал и не принес травмы детской психике, в отличии от некоторых современных мультфильмов.

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 3, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

3 комментария Монстры мультипликационного сознания — о страшной советской мультипликации

Добавить комментарий

  

  

+ 21 = 25