ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

КРИК-ЮМОР: ЭКСКЛЮЗИВ только для сайта КЛУБ-КРИК! — рассказ «Жареный тунец» (Первая часть кровавой трилогии «Клоповник») (36+)

 

tunetc-zharenniyМаленький Влад вместе с мамой вышли погулять во двор. На улице была прекрасная солнечная погода, наступающей жарой лето достаточно ясно давало понять, что на его период людям предстоит на время превратиться из европеоидной расы в негроидную. Старый маразматик и алкоголик Семен Давыдович из четвертого подъезда обозначил всем присутствующим на свежем воздухе свое сегодняшнее настроение включенным треком Виктора Королева «Пьяная вишня», которой «целый стакан», и которая «лекарство от сердечных ран». Влад завороженно наблюдал за нетрезвой рожей Семена Давыдовича, который почему-то на балкон вышел в полностью обнаженном виде. Своей обвисшей пузней он совсем не напоминал идеальное стройное тело Моники Белуччи. «Можно сделать музыку потише? Это совершенно невозможно выносить!» — крикнул кто-то из соседей приятным женским голосом. «Закрой пасть, овца, выносить будешь мусор из дома!» — прорычал Семен и врубил музон на полную мощность.

Поговаривали, что в песочнице, где ребятня ежедневно игралась и дурачилась, два столетия назад произошло жестокое убийство годовалого младенца. Младенец вопреки запрету матери выбежал из квартиры, а затем скатился по перилам во двор. В той самой пресловутой песочнице крохотного Игорька полоснул скальпелем по горлу врач-садист Станислав Барсуков по прозвищу «Доктор Айболит». Одна ветхая старушка — Дарья Аристарховна — заставшая то время, рассказывала будто врача-душегуба кастрировали, а Игорька похоронили на месте преступления, то есть в песочнице. С тех пор жители близлежащих кварталов стали слышать детский плач по ночам.

Пока маленький Влад и миниатюрная Ирочка создавали с помощью формочек необычного вида фигурки, их мамы мирно беседовали на лавочке о новой линии прокладок «Олвэйз» с нано-вибратором. В своих фантазиях Влад часто представлял себя и Ирочку, живущих в красивом доме с белым забором, где по лужайке весело скачет фокстерьер Чапай. Владу в будущем могло чертовски повезти: у него – своя фирма по производству матрешек албанского происхождения, у нее – успешная карьера в модельном бизнесе. Рано сформировавшийся мозг мальчика интеллектом перещеголял думы Никиты Джигурды и Ольги Бузовой вместе взятых. В один миг приятная дружеская идиллия «дала трещину»: призрак умерщвленного младенца проник в тело Влада и слился с ним в единое целое. Влад схватил розовую лопатку и одним движением вбил в глотку удивленной Ирочки. Лопатка прошла насквозь. Фонтан крови взмыл ввысь, окрасив песочницу багряной россыпью капель. Пока Ира билась в предсмертных конвульсиях, он избивал ее маленьким ботиночком по голове «Умри, сука! – кричал Влад, нахватавшись крепких выражений от отца-оперуполномоченного районного ГУВД. Затем он начал запихивать горячий от палящего солнца песок девочке в рот. «Подавись, грязная шлюха!» — сквернословил Влад. Ирочка издала истошный вопль и захлебнулась песочной кашей. Мама Иры, заметив такое, выхватила скакалки из сумочки и обвила вокруг шеи кровожадного ребенка. «Убери от меня руки, потаскуха, мой легавый папочка кувыркается с тобой на холодильнике, пока мама тушит пожары в Псковской губернии!» — рассвирепел Влад еще больше. «Что? Ах ты несносный карлик!» — грозно обронила Ирина мать и надавила скакалки с бОльшей силой. Влад задыхался, отождествляя себя с водолазом, которому в лицо вцепилась тигровая акула. Вены на шее ребенка набухали словно почки на вербе в марте-месяце. Мама Влада не растерялась и, сняв туфлю, со скоростью ветра захерачила каблук в глаз Ириной мамы. «За ЛДПР!» — продолжала разгневанная женщина, вбивая каблук снова и снова. Плоть струилась из круглого отверстия, где когда-то располагалось серо-бирюзовое глазное яблоко. «Отбросив коньки», безжизненное тело матери Иришки упало грудью на песочный замок. «Владик, иди ко мне, я боялась за тебя!», — еле сдерживая слезы проронила мать и обняла свое чадо. Тем временем малолетний отпрыск вонзил в живот матери голубые пластмассовые грабельки, провернув их несколько раз: внутренности сродни тропическим лианам повылезали из пробитого кишечника. Отец Влада приехал сразу же, как только соседи позвонили ему на рабочее место. «Опусти оружие, мерзавец!» — грозно приказал отец Влада. Влад не собирался этого делать. Тогда отец выпустил в колено сына несколько пуль из американской штурмовой винтовки М16, только что принятой на вооружение в Российской Федерации. Мениск Влада разлетелся вдребезги на части. «Ты имеешь право хранить молчание! Дальше ты знаешь, сын!» — отец нисколько не церемонился, нацепив наручники на ополоумевшего ребенка. «Ты как?» — обращаясь к супруге поинтересовался отец Влада. «Со мной все будет в порядке» — ответила она, снимая с себя напрочь пропитанную кровью блузку — пойду прилягу, тем более «Comedy Club» начинается» — продолжила мама Влада.

На заседании суда было немного народу. В основном пришли те, кому судьба подсудимого была полностью безразлична. Отец Влада растрогался до слез, вспоминая о прошлом своего сына: «Влад и мухи не обидит, он всегда старался быть скромным, добродушным, исполнительным ребенком. У него даже любимый фильм был «Киднеппинг» с Гошей Куценко». «Каким ребенком? Ему тридцать шесть лет! Вы на протяжении большого количества времени видели в нем исключительно маленького мальчика, посещающего детский сад, а ему бы не мешало посетить сеанс психотерапии» — молвила судья. Как оказалось, Влад был здоровенной детиной, почти сорокалетним мужиком с крупными волосатыми яйцами. «Да что вы вообще понимаете, мой Владик на Грушинском фестивале занял первое место со своей авторской песней «Чекист ребенка не обидит». Представляющий интересы подзащитного адвокат Павел Астахов от речи отца своего клиента высморкался в платок. Читая приговор, судья несколько раз падала в обморок. В своем последнем слове маленький Влад проклял не только всех собравшихся, но и всю планету: «Тьма опустится на Землю! Стервятники ада затерзают ваши души, а Солнце перестанет светить вечно! Окститесь, не храните деньги в оффшорах!» — причитал «слетевший с катушек» взрослый ребенок. А в это время Семен Давыдович под бессмертную композицию Фрэнка Синатры «My Way» блевал с балкона на проходящую снизу влюбленную парочку ничего не смыслящих в жизни молодых людей…

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 5, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

  

  

21 − = 19