ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Дмитрий Витер «Все зомби любят кино» (рассказ, 2016)

 

Рассказ написан по мотивам съемок фильма Андреа Марфори «Атака Советских Зомби«. Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими, или жившими людьми (или зомби) случайно.

VseZombiJPG

Дмитрий Витер

ВСЕ ЗОМБИ ЛЮБЯТ КИНО

(рассказ)

— Эх ты, трусиха! Да нет здесь никого! — рыжий парень в кожаной куртке широко улыбнулся, показывая своей спутнице пустые коридоры больницы. Его зычный голос отозвался искаженным эхом.

— Петя… А давай уйдем… — худенькая длинноволосая брюнетка прижалась к нему, дрожа всем телом. — Про это место разное говорят… Люди тут пропадают.

— Ой, Лен, да брось! — рыжий порылся в кармане куртки и сунул в рот жевательную резинку. — Смотри, как здесь прикольно!

Брюнетка недовольно оттолкнула его, подошла к окну и подергала ручку на раме. Та не поддалась.

— Эта больница уже лет десять, как заброшена… — прошептала она, нервно поглядывая вниз с высоты на заросший травой внутренний дворик. — Зачем ты меня сюда привел?

Петя тихонько подкрался к ней сзади, надул внушительный пузырь из жвачки. Тот лопнул — звук получился, как от выстрела.

Лена вскрикнула, вжав голову в плечи.

— Не, да ты реально трусиха! — расхохотался рыжий. — Зачем я тебя сюда привел, говоришь?

Он обхватил бедра девушки и притянул ее к себе:

— Догадайся с трех раз!

— Отпусти меня! — она взвизгнула и попыталась вырваться. Рыжий только ухмыльнулся и сильнее прижал.

— Не глупи! Сама сюда пришла, должна понимать, что к чему. Я тебя не…

Лицо Петра внезапно исказилось, он выпустил девушку и с отвращением выплюнул жвачку на грязный пол.

— Блин! Блин! Язык прикусил. Вот же зараза.

Он еще раз сплюнул — слюна была багрово-красного цвета.

— Дай посмотреть! — Лена привстала на цыпочки. — Открой рот.

— Да пошла ты! — Петя поежился. — Не выношу вида крови. Это все из-за тебя!

— Из-за меня? Да я тут при чем?

— Да потому что…

В коридоре что-то загрохотало, будто кто-то задел брошенную у стены каталку.

Парень с девушкой испуганно переглянулись.

— Ты это слышал? — прошептала Лена.

Петя кивнул:

— Слушай, ты, наверно, права. Давай валить отсюда. Отвратное место.

Он вновь сплюнул на пол кровавой слюной.

В коридоре снова что-то загрохотало. Теперь это определенно был звук шагов — сначала медленный, шаркающий, потом все более быстрый. Кто-то бежал к ним по коридору. И явно не один.

— Петя… — брюнетка спряталась за его спиной. — Я боюсь… Петя…

— Да это наверно просто…

Петя не договорил. Из коридора показались гротескные фигуры — одетые в больничные лохмотья, c жуткими, изуродованными лицами. Горящие глаза, клацающие зубы. Оскаленные окровавленные рты.

— Кровь! — вопили они наперебой. — Мозги!

Зомби навалились на остолбеневшего Петра, повалили на пол. Раздались сосущие звуки. Треск рвущейся одежды и плоти.

Лена с криком вскочила на подоконник, отчаянно задергала раму. Та, наконец, поддалась и распахнулась. Зомби рванулись к ней, и, прежде чем она успела выпрыгнуть, затащили ее обратно.

Раздался душераздирающий вопль.

Кадр замер, и на экране появилась размашистая багровая надпись: «Больничные зомби 2: Ночь криков».

Подростки в первом ряду загоготали — послышались нестройные крики:

— Давай, жри ее!.. Где сиськи?..

Сергей откинулся в кресле и сунул руку в бумажное ведро с попкорном: такая атмосфера в кинотеатре не раздражала его, а вроде как составляла неотъемлемую часть шоу — словно приправа. В зале, как обычно на показе дешевых хорроров, сидело от силы с десяток человек: гогочущие юнцы на первом ряду, случайно забредшие парочки на заднем — те даже на экран не смотрели, и несколько человек в центре, включая его самого. Настоящие ценители треша.

Сергей сам не мог объяснить немногочисленным друзьям — а уж коллегам в офисе и подавно — чем ему нравился этот жанр, да еще и в отечественном исполнении. Нескладный, дешевый, с аляповатым гримом и убогими декорациями, с «деревянными» актерами, бубнящими ничего не значащий текст — треш в чистом виде. Но стоило появиться на экране ряженым зомби, вампирам с приклеенными клыками, оборотням в потертых меховых костюмах, стоило пролиться на грязный пол первым потокам искусственной крови, замешанной на кукурузном крахмале — как история оживала. В этом неловком шоу было больше жизни, чем во всей его офисном существовании и во всех сериалах на федеральных каналах вместе взятых.

Сергей поуютнее устроился в кресле, и, незаметно для самого себя, расплылся в широкой улыбке. Это было его место. И пока экранные зомби жрали очередные порции резиновых кишок, весь мир за пределами кинотеатра не имел никакого значения.

***

Когда пошли финальные титры, немногочисленные зрители потянулись из зала, но Сергей всегда оставался до самого конца, то ли надеясь на дополнительную сцену, то ли просто не желая выходить обратно во внешний мир — такой же серый и неказистый, как на экране, только без зомби. На этот раз дополнительной сцены не было — на фоне стоп-кадра последнего эпизода (крупным планом — заляпанное кровью лицо длинноволосой брюнетки, искаженное отчаянным криком) появилась надпись:

«Желающие встретиться с режиссером фильма „Больничные зомби 2“ и узнать о продолжении, обращайтесь в нашу группу ВКонтакте!»

Экран погас. Между рядов засновали уборщики — основную работу им пришлось делать на первом ряду. Стараясь не наступать на рассыпавшийся попкорн, Сергей вышел из зала, нащупывая в кармане смартфон.

***

Встреча с режиссером, совмещенная со съемкой эпизода «Больничных зомби 3», была назначена в многозальном кинотеатре на самой окраине в семь вечера. Сергей прикинул, что если стартует из офиса ровно в шесть, опоздает совсем чуть-чуть. О том, что сегодня нужно подготовить очередной ненужный отчет о продажах в регионах, начальник сообщил ему, как обычно, около половины шестого. Понятие конца рабочего дня было способно растягиваться во времени, будто резиновые кишки на экране зомби-фильма.

— Игорь Михайлович… Мне сегодня нужно вовремя уйти… Правда… — Сергей, потупившись, рассматривал разбросанные по столу начальника изогнутые скрепки.

— Нужно? Тебе нужно? — Игорь Михайлович сделал эффектное удаление на слове «тебе».

— Ну… я хочу сказать, что… Что…

Внезапно Сергей представил себе, как в офис врывается армия живых мертвецов. Разбрасывая стопки бумаг, переворачивая стулья, смахивая на пол жалобно хрустящие от падения ноутбуки. Разбрызгивая потоки крови на копировальные аппараты, на стены с графиками роста продаж. Выволакивая из-за стола толстяка Игоря Михайловича, опрокидывая его на пол, разрывая натянутую, как барабан, рубашку на пузе. Вгрызаясь в плоть.

Сергей моргнул, и видение исчезло.

— Да, мне нужно уйти! — неожиданно твердо для самого себя сказал он.

Начальник удивленно посмотрел на Сергея:

— Ну… Если надо…

Сергей уже двигался к выходу, когда услышал вслед:

— Но чтобы завтра к девяти отчет был у меня в почте!

***

Ехать на метро пришлось до конечной. Поглядывая на часы, Сергей быстрым шагом вошел в здание огромного торгового центра и, с трудом сориентировавшись по указателям, нашел дорогу в кинотеатр на четвертом этаже. Судя по установленному на входе стенду, встреча со съемочной группой проходила в тринадцатом зале.

Режиссер «Больничных зомби» Андрей Марфин уже выступал перед немногочисленными зрителями. Сергей почему-то представлял его себе, как молодого рослого неформала в мятой футболке с черепом. Вместо этого он увидел солидного мужчину лет пятидесяти, невысокого, с аккуратно подстриженными усами и бородкой, в элегантном черном костюме и в щегольской черной шляпе с короткими полями.

— Итак, если вопросов про вторых «Больничных зомби» больше нет, перейдем к самому интересному, — громко произнес Марфин в микрофон, скользнув цепким взглядом по входящему Сергею. — Наш третий фильм начинается в кинотеатре. По сценарию вы — зрители, пришедшие на встречу со съемочной группой фильма про зомби, и в это время в зал врываются настоящие мертвецы.

«Как оригинально…» — пробормотал Сергей про себя, усаживаясь на край второго ряда, одновременно чувствуя, как улетучиваются мысли о несделанном отчете, изуродованные скрепки и вообще про все, что осталось за пределами тринадцатого зала.

— Конечно, вы думаете, что это часть шоу, и веселитесь, но потом понимаете, что зомби настоящие! — Марфин снова посмотрел на Сергея, и тот невольно поежился от этого пронзительного холодного взгляда. — И тогда вы начинаете кричать. Попробуем?

— Да… — нестройно ответили зрители. Всего их набралось человек пятьдесят, но в таком большом зале казалось, что их гораздо меньше.

— Ну-ка, кричите! — скомандовал Марфин.

Раздался нестройный многоголосый крик — орали в основном девушки. Парни сконфуженно улыбались. Сергей тоже промолчал.

— Не верю! — прогрохотал Марфин. — Вас же сейчас сожрут! Давайте все вместе, три, четыре!

И он сам дико заорал в микрофон. На этот раз получилось лучше. Парни завопили с девушками, и Сергей присоединился к хору. Ему стало весело, в висках застучало.

— Уже неплохо, — прокомментировал Марфин. — А теперь давайте сядем поплотнее, все на первые ряды, чтобы казалось, что сидит полный зал.

Хлопая сиденьями, зрители потянулись с верхних рядов вниз. Сергей сдвинулся на середину второго ряда, оказавшись прямо напротив Марфина. Теперь, когда все сидели кучно, действительно возникло ощущение переполненного кинотеатра — девушки возбужденно хихикали, парни обменивались шуточками. Сергей даже не помнил, когда в последний раз сидел в таком плотном окружении — обычно на зомби-треш любителей находилось немного, а уж в кинотеатры из них попадали единицы — остальные качали все в сети.

— Отлично, отлично! — похвалил Марфин. — Представляю вам свою съемочную команду!

С первого ряда поднялись несколько крепких парней в черных футболках — на плечах у них были увесистые камеры. Марфин снял пиджак, и сам закрепил на правой руке камеру поменьше.

— Сделаем несколько дублей! — прокричал он. — Ведите себя естественно, как я объяснял. И помните — у вас есть шанс попасть на экран фильма «Больничные зомби 3: Город в осаде»! Начали!

Парни в черных футболках включили на камерах лампы — первые ряды оказались залиты ярким светом — Сергей поневоле зажмурился. Пока глаза не привыкли к освещению, он услышал, как справа, и слева, и сзади захлопали сидения, кто-то с трудом переваливался через ряды. Раздался нестройный смех.

— Больше эмоций! Вам весело! — командовал Марфин.

Девушки завизжали громче — спустя мгновенье к ним присоединились и мужчины. Сергей, наконец, открыл глаза и обернулся.

С верхних рядов кинотеатра к ним ползли зомби. Надо было отдать должное команде Марфина — грим у них выглядел довольно реалистично. Землистые лица с закатившимися глазами. Разорванная окровавленная одежда. Рваные следы укусов на руках. Их было около десятка — они неуклюже переваливались через ряды и тянули руки к визжащей массовке.

Сергей узнал одну из актрис — та самая брюнетка из второй серии, которую сожрали в финале. Ее волосы были липкими от искусственной крови, лицо искажено в злобной гримасе, на лбу красовалась рваная рана.

«Значит, в новой серии она будет уже мертвячкой», — успел подумать он, а потом цепочка зомби врезалась в толпу зрителей.

Веселые крики сменились возгласами ужаса. Публика повалилила в проходы, сидящие в первом ряду попытались убежать к выходу. Живые мертвецы кидались на них, как на легкую добычу, валили на пол, припадали к шее, запястьям, к ногам. Мужчины отбивались, но актеры-зомби оказались на удивление сильными. Зажатые в проходах зрители пытались вырваться, истерически крича.

— Больше криков, больше ужаса! — подбадривающе вещал Марфин.

Парни с камерами быстро перемещались по залу, запечатлевая сцены расправы, стараясь при этом не попадать друг другу в кадр. Один оператор направил камеру прямо на Сергея и, прежде чем он успел что-то сообразить, на него навалился один из ряженых зомби. Этого актера Сергей тоже узнал — рыжий парень из второй серии, только одна щека у него отсутствовала — через рваную дыру были видны зубы и черный язык.

«Черт, как они это сделали?» — успел подумать Сергей, а потом рыжий подмял его под себя, швырнул на пол и припал к горлу.

«Наверно, надо дергаться, чтобы в кадре хорошо смотрелось», — подумал Сергей.

Рыжий делал вид, что усиленно рвет его глотку — из его рта действительно капало что-то красное, размазываясь по шее и по рубашке. Их взгляды встретились, и парень подмигнул ему.

Одним рывком зомби вскочил на ноги и бросился на следующую жертву. Сергей лежал между рядами, закрыв глаза, и подергиваясь, будто в предсмертных конвульсиях. Потом затих.

«Интересно, а нам теперь тоже надо вставать, как зомби?» — подумал он. Режиссер ничего про это не рассказывал.

— Стоп! Снято! — раздался голос Марфина.

Сергей открыл глаза и медленно встал. Ныла коленка, ушибленная о подлокотник кресла во время падения. Ладони вспотели. Сердце стучало как бешеное.

— У, круто!!! — завопила девица, «загрызенная» на пару рядов выше. — А меня в кино покажут?

Перепачканные искусственной кровью зрители возвращались на свои места, галдя, будто школьники на экскурсии:

— Нет, ты видел! Как она на меня накинулась!

— Вообще, жесть! Грим обалденный!

— Да ладно тебе, вот в «Ходячих мертвецах», это грим, а тут…

Зомби-актеры в это время поднимались вверх на исходную позицию, чтобы спрятаться на последнем ряду. Сергей провожал взглядом темноволосую девушку. Сейчас, не имитируя движения зомби, она двигалась грациозно и плавно. Ее слипшиеся пряди приклеились к плечам, и она поправляла их, проводя по волосам рукой.

Марфин вышел перед зрителями, хлопая в ладоши.

— Отлично, отлично! Вам понравилось?

В ответ раздалось единодушное: «Да!»

— Так, сейчас приводим себя в порядок и снимаем второй дубль. В сценах ужаса все молодцы, а вот в начале надо бы побольше веселья. И, пожалуйста, не смотрите в камеру, ОК?

Операторы, отложив свои камеры, прошли по рядам, раздавая влажные салфетки. Сергей оттер краску с шеи и протер руки. Массовка гудела, продолжая обсуждать первую сцену. Пахло потом и еще чем-то неуловимым — возможно, кровью из кукурузного крахмала.

— Ну что! Зомби готовы? — крикнул режиссер.

— Готовы! — раздалось с верхних рядов.

— Массовка готова?

— Готова! — заорала публика.

— Ну тогда… Начали!!!

Второй дубль стартовал более слаженно. Зрители в восхищении орали, глядя на приближающихся зомби, а потом забились в притворной истерике. Сергей полез через ряды, стараясь оказаться на пути темноволосой девушки. Марфин подскочил к нему, направляя портативную камеру:

— Отлично, парень, давай, давай! Ползи, спасай свою жизнь!

Сергей увернулся от одного зомби, от другого, перепрыгнул через упавшего зрителя с пивной бутылкой в руке, и оказался прямо перед девушкой-зомби. Та прыгнула на него, как пантера, обхватив за плечи, и ударив его головой в грудь. От неожиданности Сергей рухнул на пол, выкатившись на широкий проход между рядами. Девушка оседлала его, рыча и гримасничая, прижимая его к полу бедрами. Сергей задергался, ощущая, как от этой внезапной и бесцеремонной близости напрягся его член.

В шаге от них стоял Марфин, снимая сцену с близкого расстояния:

— Давай, Нелли, порви его! Он твой!

Девушка наклонилась, чтобы вцепиться Сергею в глотку, но тот обхватил ее, и они кубарем покатились по проходу. Перед глазами все плыло — яркий свет операторских ламп ослеплял. Длинные волосы упали ему на лицо, их взгляды встретились, и Сергей, ничего не соображая, поцеловал ее прямо в губы. Они были холодными.

Девушка отпрянула, оставив у него на лице кровавые потеки. Сергей замер, уже во второй раз за вечер имитируя смерть, мысленно прокручивая в голове это краткое ощущение: холод губ, странный привкус во рту — наверно, от краски — и дикое, незнакомое до сих пор возбуждение.

— Стоп! — закричал Марфин. — Снято!

Запыхавшиеся зрители возвращались на места, утирая лица салфетками. Восторг первого опыта съемок ощутимо сменился усталостью — теперь они обсуждали, кто в какой позе упал, кого заснял оператор, и у кого было больше шансов попасть в окончательный монтаж.

Марфин шел по проходу, приобняв Нелли.

— Молодец, отлично поработала. Потом добавим кадр с муляжом, будто ты ему язык вырвала!

Проходя мимо поднимающегося на ноги Сергея, девушку искоса посмотрела на него сквозь спутанные волосы. Тот шагнул за ней, чтобы заговорить, но режиссер уже скомандовал всем возвращаться на свои места.

— Ну что, устали?

В ответ вразнобой раздалось: «Да!» «Нет!» и даже «А платить будут?»

— Так, снимаем последний дубль. Все молодцы. Теперь будет больше крупных планов — больше криков, больше страха, больше эмоций! Вы же любите зомби-кино!

— Да!!! — на этот раз ответ был единодушным.

— Тогда… поехали!

Зомби снова полезли с верхних рядов, зрители хохотали. Сергей затряс головой — перед глазами все плыло: пятна света, вспышки, суетящаяся массовка. Как будто включили эффект замедленного киновоспроизведения, одновременно приглушив звук — зомби ползли медленнее, зрители разбегались, беззвучно разевая рты, смешно размахивая руками. Из носа потекло — Сергей провел рукой по верхней губе и увидел на пальцах кровь. Машинально вытерев пальцы о брюки, он огляделся, чтобы найти Нелли, но тут на него налетел мужик из массовки, не выпускавший из рук пивную бутылку. Они повалились на пол, и Сергей начал бешено отбиваться.

— Блин, парень, да ты зомбак — захохотал мужик. — Давай, жри меня, только поэффектнее!

Сергей накинулся на него, прижал к полу, встряхнул.

— Ого! — ухмыльнулся мужик. — Ты полегче!

Сергею вдруг представилось, что на полу под ним не незнакомец, а начальник. Игорь Михайлович, король гнутых скрепок и внеурочной работы. Сергей рванул на своей жертве рубашку, обнажив волосатую грудь — во все стороны полетели пуговицы.

— Эй, ты чего! — мужик попытался встать, но безуспешно. Сергей прижал его к полу, как надувную куклу. Он словно видел свою жертву насквозь — как под заросшей жесткими волосами кожей течет по жилам кровь, пульсируют внутренние органы, сокращаются легкие, трепещет сердце. Сердце, которое хотелось сожрать. Прямо сейчас.

Ощерившись, Сергей припал к груди, чтобы прогрызть путь до деликатеса, когда что-то твердое с глухим стуком ударило его по голове. Последнее, что он услышал, был звук катящейся по полу бутылки…

***

Сергей поднялся на лифте, поглядывая на часы. Пять минут десятого.

Игорь Михайлович ждал его у рабочего стола.

— Кажется, мы вчера договорились… — он нервно побарабанил пальцами по столу. — Отчет у меня в почте в девять. И что?

Сергей развел руками. Он собирался писать отчет поздно вечером. Правда, собирался. Сразу после… После чего?

— Кажется, ты не понимаешь, Сережа! — голос начальника стал зловеще-ласковым. — Свои обещания надо выполнять. Знаешь, что бывает с теми, кто не выполняет обещания?

Сергей пожал плечами. Кажется, сейчас его уволят, но ему было все равно.

Он уставился в пол, и увидел на ковролине скрюченную скрепку странного цвета. Наклонившись, он поднял ее и повертел — на кончиках пальцев остались свежие алые следы.

— Я спрашиваю, ты знаешь, что бывает, когда… — продолжал бубнить начальник.

— У вас ручка потекла, — невпопад сказал Сергей.

Игорь Михайлович хлопнул себя по карману рубашки — по ткани расползалось кровавое пятно, но никакой ручки в кармане не было.

— Не заговаривай мне зубы, — отчеканил он, сделав ударение на последнем слове. Потом ощерился, и Сергей увидел, как желтые от постоянного курения зубы шефа стали багрово-красными. Он вдруг понял, что в офисе стоит гробовая тишина. Не жужжал копир. Не шипела кофеварка. Не звенели телефоны.

Секретарша Любочка, всегда приходящая в офис раньше всех, лежала лицом на столе. Из-под ее крашеных светлых локонов вытекала лужа крови, пачкая стопку бумаг.

Игорь Михайлович подошел к Любочке, взял ее за волосы и несколько раз шмякнул лицом о стол:

— Обещания. Нужно. Выполнять! — отчеканивал он, сопровождая каждое слово ударом.

Сергей выронил скрепку и оглянулся. Офис был забит мертвецами. Вырванные глотки. Развороченные глазницы. Оторванные конечности.

Он сделал шаг назад. Игорь Михайлович с неожиданной грацией подскочил к нему и, дыша в лицо странным запахом кукурузного сиропа, проговорил голосом Марфина:

— Больше эмоций! Вам весело!

***

Сергей открыл глаза. Андрей Марфин склонился над ним — щегольской шляпы на голове у него уже не было, и на темени просматривалась внушительная лысина.

— Оклемался, звезда второго плана?

Сергей огляделся, потирая сгиб левой руки. Он сидел на стуле в какой-то подсобке в кинотеатре — к стенке были прислонены сломанные секции зрительских кресел, картонные стенды вышедших из проката фильмов. На маленьком столике рядом лежал шприц с испачканной кровью иглой, резиновый жгут и стакан воды.

Марфин встал — за его спиной стояла темноволосая актриса. Нелли. Она нервно сжимала губы, сцепив руки на груди.

— Ты его кусала? — строго спросил режиссер.

Девушка покачала головой.

— А как тогда ты объяснишь, что он… — Марфин резко обернулся. — Тебя как зовут?

— С… Сергей.

— Как ты заразился?

Нелли с вызовом посмотрела на Сергея — мол, ты сделал, ты и говори.

— Я ее поцеловал, — тихо сказал он.

— Что?!

Нелли потупилась и вдруг заулыбалась.

Марфин запрокинул голову вверх, блеснув лысиной, и разразился лающим отрывистым смехом.

— Ну, вы, молодежь, даете! Мы ж… мы же не эротику тут снимаем! А?

Он посмотрел на Сергея с толикой уважения.

— Значит так, звезда второго плана. Дело серьезное. Обеззараживающий укол мы тебе сделали. Вот антидот, для закрепления эффекта… — он сунул в руку Сергею пузырек из темного стекла, в котором перекатывались таблетки размером с горошину. — Там десять таблеток. Строго по одной в день! Одну прямо сейчас.

Он подал Сергею стакан воды и смотрел на него не допускающим возражений взглядом, пока таблетка не была проглочена.

— Все, свободен! — Марфин показал рукой на дверь. — Приходи на премьеру.

Сергей встал — его немного пошатывало.

— И это всё? — оторопело произнес он, глядя то на Марфина, то на Нелли.

— А чего ты хотел, Оскар? — режиссер улыбнулся, обнажив алые зубы.

Сергей посмотрел на Нелли, надеясь, что она хотя бы скажет пару слов в его защиту, но та промолчала, потирая затянувшуюся рану на лбу. Хотя в глазах ее что-то блеснуло — словно свет в конце больничного коридора.

***

Про несделанный отчет Игорь Михайлович так и не вспомнил, завалив с утра весь отдел новыми задачами. К обеду у Сергея разболелась голова. В столовой он взял плохо прожаренную котлету, но откусив пару кусков, скривился и выплюнул еду обратно на тарелку. Потом, словно что-то вспомнил, сунул руку в карман, вытащил пузырек, вытряхнул таблетку на ладонь и бросил в рот, запив кока-колой.

***

— Эй! Нелли!

Девушка обернулась, отбросив со лба темную прядь. Недоуменно сощурилась, потом узнала.

— А, это ты… Сергей?

Он кивнул.

— Как ты меня нашел?

— На Кинопоиске ты в кастинге «Больничных зомби 2». Там ссылка на твой инстаграм. Фотки с геолокацией. Судя по всему, ты любишь тут бывать.

Сергей широким жестом окинул тихий парк и пруд, над которым склонились ивовые ветки.

— Ты точно любишь хоррор, а не детективы? — девушка улыбнулась, и у Сергея сразу камень свалился с души.

— У тебя не было из-за меня проблем? — спросил он.

— Ну, Андрей поорал, конечно, но режиссеры — они отходчивые. Зато кадр классный сняли — наверно, войдет в финальный монтаж.

— Будто ты мне язык вырвала?

— Ага.

Они сели на скамейку у пруда и замолчали. Было очень тихо. Мимо, поскрипывая, прошла женщина с коляской. Пробежал бегун.

— Ты — зомби? — наконец спросил Сергей.

Нелли кивнула:

— Ага. У каждого свои недостатки.

Они снова помолчали. Мимо прошел пенсионер с таксой. Сергей проводил его взглядом, цепляясь за обычность обстановки, словно прощаясь с тем миром, к которому привык.

— Ешь людей? — спросил он.

Нелли расхохоталась:

— На экране ем, конечно. Понарошку. А так — нет.

— А что ж ты ешь?

— Да то же, что и ты, ну, от свиных мозгов не откажусь. Тут главное лекарства вовремя принимать. Это как диабет.

— Или СПИД… — тихо прошептал Сергей.

— Да не драматизируй! Плюсов тоже немало. Сила, выносливость, быстрая регенерация, — она показала на лоб. — Видишь, уже не видно ничего. Мы на крупных планах иногда кусаем друг друга, хотя удовольствия никакого, потом заживает. И грим особый не нужен.

— А почему… почему обычных людей не едите? Раз они вкуснее…

Нелли снова засмеялась.

— Так ведь проблем не оберешься! Видел, в американских фильмах пишут в конце — ни одно животное не пострадало. Вот у нас такой же кодекс — ни один член массовки не съеден. У Андрея с этим строго. Ну, бывала пара проколов… Но тут как на настоящем производстве. Тебя на работе тоже может в шредер затянуть.

Сергей представил себе начальника, до середины измочаленного шредером, и поневоле улыбнулся. Он взял Нелли за руку — несмотря на солнечный день, она оставалась холодной.

— Слушай… А можно к вам на съемки прийти? Ну, посмотреть как там у вас и что. Я же у вас «звезда второго плана»!

Нелли усмехнулась.

— Ты же все равно найдешь по инстаграму!

Вставая со скамейки, она протянула ему карточку с адресом. Поднявшись вслед за ней, Сергей сделал шаг вперед и интуитивно попытался ее поцеловать, но она мягко отстранила его — от толчка он едва не упал — и покачала головой.

— Знаешь, лучше оставайся зрителем!

***

По дороге от лифта к своему рабочему месту, Сергей издалека услышал громогласный голос шефа:

— Бездельники! Дармоеды! Продажи падают, а вы и в ус не дуете! Я вас предупреждал!

Мимо Сергея прошла секретарша Любочка, вцепившись в пачку бумаг, прижатую к груди, словно щит.

— Босс не в духе… — прошептала она.

Сергей кивнул. С тех пор, как начался кризис, начальник был не в духе каждый день.

— А… Вот и ты! — Игорь Михайлович ткнул пальцем в Сергея. — Я тебя о чем на прошлой неделе просил? Ты мне что обещал?

— Я… я думал, что уже не надо, — тихо сказал Сергей.

— Он думал! Он думал! Да чем ты вообще думаешь? Вот это что такое у тебя на столе? — он ткнул в Сергея листком бумаги.

— Это я… из Интернета распечатал. Я…

— Приглашаем на съемки треш-хоррора «Больничные зомби 3»! — громко продекламировал Игорь Михайлович. Кто-то за соседним столом прыснул в кулак.

Сергей прикусил губу, машинально взял со стола скрепку, и начал ее вертеть в руках.

— Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, — прошипел Игорь Михайлович. — Я тебе покажу хоррор! Я тебе такой треш покажу, что ты…

Сергей схватил начальника за лацканы пиджака, легко, как пушинку, оторвал от пола, и вскинул над головой, словно в балете. Одна туфля сорвалась у него с ноги и с грохотом упала на клавиатуру ноутбука. Точно так же, одним непрерывным движением, Сергей поставил Игоря Михайловича на пол. Вышедшая из-за угла Любочка удивленно охнула, увидев босса в одной туфле.

Сергей протянул разогнутую скрепку, как пику, приставив ее к глазу ошеломленного начальника.

— Это я покажу тебе треш… — прошептал Сергей, и улыбнулся, обнажив багровые зубы. Потом провел скрепкой по своей щеке, оставляя глубокую, наполняющуюся кровью царапину. Любочка завизжала.

Повернувшись, Сергей вышел из офиса, зная, что не вернется сюда никогда.

На его рабочем столе остался стоять пузырек из темного стекла с последней таблеткой-горошиной внутри.

***

— Простите, тут кастинг на «Больничных зомби 3»? — спросил Сергей, подойдя к краю очереди.

Широкоплечий парень с густой шевелюрой и сросшимися черными бровями обернулся и хрипло ответил:

— Нет, тут на «Ночь длинных клыков». Про оборотней.

И он широко улыбнулся, обнажив ряд вытянутых зубов.

— Эй, звезда второго плана! — раздался позади знакомый голос.

Сергей обернулся, и увидел Нелли, пробирающуюся к нему через плотную группу пришедших на кастинг.

— Привет!

Нелли подошла и провела рукой по его щеке:

— Что это у тебя?

— Так, царапина. Уже зажила.

Нелли внимательно заглянула ему в глаза, потом бесцеремонно оттопырила его верхнюю губу пальцем. Посмотрела и покачала головой:

— Все-таки не принимал антидот до конца?

— Быть зрителем — это скучно, — ответил он и поцеловал девушку в губы.

***

Он шел по длинному пустому коридору, изрядно прихрамывая, спотыкаясь о брошенные кресла-каталки, опрокинутые капельницы, а иногда и наступая на куски тел. Из окровавленной штанины за ним тянулся длинный багровый след. Лампы над головой то загорались, то гасли.

— Останьс-с-ся… — раздалось за его спиной. — Ос-с-станьс-с-ся с нами-и-и…

Он вскрикнул и постарался ускорить шаг. Раненая нога подвернулась, и он грохнулся на пол. Лампы мигнули еще раз и с громким хлопком погасли.

— Нет… — всхлипнул он. — Пожалуйста… Не надо… Я не должен был тут оказаться!

— Долже-е-е-ен… — раздался глухой голос из темноты.

Что-то скользкое ползло за ним по коридору. Шлеп… шлеп… шлеп…

— Не приближайся! — закричал он, выставляя вперед подобранный с пола скальпель. — Я предупреждаю.

— Предупреждаю-ю-ю… — эхом раздалось из коридора, а потом из темноты выползла она.

Темноволосая девушка, покрытая кровью с ног до головы. Ее лицо было одной сплошной раной — один глаз вытек, второй сверкал на развороченном лице, как бриллиант в навозной куче.

— Ты мой-й-й-й…. — прошипела она, хватая жертву за ноги.

Он взвизгнул и полоснул по ее пальцам скальпелем. Это не остановило девушку. Она подтянулась выше, кусая его за щиколотки, колени, бедра. Пока он извивался и бессильно орал, девушка вырвала кусок из его живота и, добравшись до лица, слилась с ним словно в поцелуе.

Раздались чавкающие, булькающие звуки. Звякнув, упал на пол бесполезный скальпель. Ноги жертвы задрожали, потом вытянулись во всю длину и обмякли.

Девушка оторвалась от обезображенного лица и выплюнула прямо в камеру откушенный язык.

Подростки в первом ряду загоготали и захлопали.

— Давай, детка! Давай! Теперь трахни его!

Нелли прижалась крепче к Сергею в темноте кинотеатра.

— Не обращай внимания, дорогой. Они ничего не понимают в треше.

Она сунула руку в ведро с попкорном, и положила кусочек ему в рот.

— Как я тебе был в этой сцене? — спросил Сергей.

— Ну, на Оскар не потянет, но в рамках жанра — то, что надо. — Она улыбнулась. — Марфин даже не заметил, что мы снова целовались в кадре.

— Я тебя не сильно тогда… скальпелем?

— Да брось ты! Учитывая, что мне сделали в начале фильма с лицом — это все еще цветочки.

— Давай проверю, все ли зажило? — наигранно спросил Сергей, ощупывая ее лоб и щеки.

Нелли хихикнула и снова угостила его попкорном.

— Какая вкуснятина! — не удержался Сергей. — С чем это?

— Особый сорт для своих, — улыбнулась Нелли. — Попкорн со свиными мозгами.

— Обожаю!

— Попкорн или меня?

— Обоих.

Сергей крепче прижал Нелли к себе. В практически пустом зале всем было наплевать на целующуюся парочку.

— Эй, шлюха, давай уже подыхай! — крикнул долговязый подросток с первого ряда, швырнув пустым стаканом из-под пива в экран, где героиня Нелли умирала в очередной раз, чтобы возродиться в «Больничных зомби 4».

— Тихо, дорогой, тихо! — прошептала Нелли.

— Не волнуйся, дорогая. Я спокоен.

Сергей внимательно посмотрел на долговязого, чтобы получше запомнить его одежду, и облизнул в темноте багровые зубы.

(с) Дмитрий Витер, 2016

***

Страница фильма «Атака Советских Зомби» в КЛУБ-КРИКе

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 3, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

3 комментария Дмитрий Витер «Все зомби любят кино» (рассказ, 2016)

  • Молодец, Дима, честное слово! Рассказ что надо, прочитал с большим удовольствием!

    Атмосфера съемок зомби-атаки передана очень круто, я буквально всё это себе четко представил, хотя пока еще ни в чем подобном не участвовал.

  • vkontakte.ru Р. Э. Виллэн

    Очень интересно. Я тоже посмотрю этот фильм, хотя не в восторге (и это мягко сказано) от подражания Марфори «Зловещим мертвецам» «В когтях демонов».

    • MidnightMan

      Мне тоже что-то режиссёр доверия не внушает, как вспомню его «В когтях демона», по-моему, в оригинале названные «Лес 1», но новый ужастик посмотреть будет любопытно, прочитав такую интересную фантазию, навеянную съёмками 🙂

Добавить комментарий

  

  

54 − 49 =