КРИК-НОВОСТИ

 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Неистовое искусство — рецензия на ремейк Александра Ажа «У холмов есть глаза» (The Hills Have Eyes, 2006 г.)

 

Предыстория

«Вы взрывали бомбы. Это вы сделали нас такими! Бум! Бум! Бум!»

Постер-эстафета от старых "Холмов" к новым.

Постер-эстафета от старых «Холмов» к новым.

«У холмов есть глаза» Уэса Крейвена в конце XX века был любимым ужастиком многих, в том числе и французского мальчика Александра Жана Аркади, появившегося на свет год спустя после выхода легендарного слэшера. Юный галл настолько бурно увлекался синема, что его профессиональная судьба была предопределена, хотя парнишка даже не подозревал, что станет как всемирно известным режиссером, так и окажется хоррормейкером от Бога. В 1997 году родится его первый шедевр – 10-минутное признание в любви творчеству Альфреда Хичкока, ироничный триллер «Над радугой», а длинное имя создателя сократится до инициалов в звучном псевдониме – Ажа. Шесть лет спустя мировая публика покроется мурашками, испытав шок от «Высокого напряжения», известного в российском прокате под трэшевым названием «Кровавая жатва». Но самое главное, что душераздирающий маньячный жутик посмотрит легендарный отец Фредди Крюгера, после чего сделает Александру подарок, о котором тот не мог и мечтать. Крейвен предложит талантливому европейцу снять Большое Американское Кино — ремейкировать его старые злые «Холмы».

Отец оригинала Уэс Крейвен на съемках ремейка

Отец оригинала Уэс Крейвен на съемках ремейка

27-летний Александр Ажа получил три уникальные возможности: 1) стать голливудской звездой режиссуры, 2) использовать для производства небывалый до сего дня бюджет – 15 миллионов долларов, 3) переосмыслить классику так, как ему хочется. Крейвен не хотел копировальной пересъемки собственной картины, Крейвен жаждал новаторской концепции. И Ажа не обманул возложенных надежд. Старую легенду о шотландских каннибалах, лежавшую в основе оригинала, новый режиссер заменил на современную нелицеприятную историю Соединенных Штатов – многочисленных испытаниях ядерного оружия, проведенных с конца Второй

Хоррормейкер нового поколения Александр Ажа

Хоррормейкер нового поколения Александр Ажа

Мировой. Де-факто Ажа невзначай швырнул камень в огород американской внутренней политики, говоря о возможных последствиях радиоактивного заражения случайных жертв, превратившихся из милых патриотичных янки в уродливых и кровожадных изгоев. Таким образом в самом начале фильма акцент от стопроцентной развлекухи смещается в сторону мрачной антивоенной проблематики, когда во вступительных титрах зритель попеременно созерцает ядерные грибки и фото ужасающих мутаций вследствие применения химического оружия.

Холмы следят за вами

Холмы следят за вами

Впрочем не думайте, что француз пустился в навязчивые политизированные нравоучения на чужой земле. Ядерные бомбы стали лишь внушительным базисом для динамичного и сверхкровавого слэшера, что Ажа и демонстрирует уже в первые минуты картины. Пролог великолепен в своей бескомпромиссной кошмарности, и если у кого-то были хоть малейшие сомнения о жанровой принадлежности ленты, то их сразу же изрубили в мясо шахтерской киркой. Посему открывающая фильм бойня в совокупности с леденящими кровь титрами намертво пригвождают зрителя к остроигольчатому креслу…и это еще только начало! Хотя до крышесносящей безостановочной массакры у аудитории будет передышка в виде саспиенсового триллера, беспокоящего и пугающего на подсознательном уровне.

Семья в крови

Семья в крови

Чтобы заставить искренне сопереживать героям, нужно сначала убедить зрителя в их реальности и семейственности. Для достижения максимального правдоподобия близких отношений, Ажа еще до начала съемок организовал постоянное общение шести актеров, исполняющих роли будущих жертв, чтобы они не просто сыграли родственников, но и реально испытывали симпатию друг к другу. Поэтому в фильме мы видим не условных маму, папу и детей, а убедительно-близких людей, единое целое, каждый оторванный кусочек которого причинит сильную боль. А сцена совместной молитвы по-настоящему берет за душу и заставляет вспомнить вопрос, постоянно задаваемый Стивеном Кингом в собственном творчестве: если Бог есть, то почему он допускает такие страшные вещи?

Абсолютный кошмар

Абсолютный кошмар

Еще не начав никого резать, Ажа жестко дразнит зрителя, интуитивно чувствуя, когда надо сделать «Бу!» на ровном месте, чтобы тот подпрыгнул в кресле и на собственной психике убедился, что подобный избитый прием в кино продолжает исправно работать, если он исполнен мастером. А вот что точно нуждалось в осовременивании, так это авария, после которой герои окажутся запертыми среди глазастых холмов. Если в оригинальном фильме катастрофа была трагической случайностью, то в ремейке она стала людоедской закономерностью. Это уже не нечаянно получившийся «поворот не туда», а целенаправленная охота с загонщиком-бензоколонщиком, ловушкой, разведкой и последующей скоординированной атакой. Иначе говоря, за 30 лет холмы стали куда кровожаднее и коварнее, убивая героев с упоительной жестокостью. Если оригинальная лента Крейвена и по сей день кажется зверским и страшным фильмом, то ремейк Ажа заставляет и опытных хоррорманов опупеть от отдельных сцен. Француз максимально детализирует и растягивает сцены насилия, изрядно мучая жертв перед смертью, и потчуя зрителя ужасом и отвращением в чистом виде. Режиссер творит гремучую смесь из боли, страданий, крови и запредельно страшных рож мутантов, сотворенных фанатичными мастерами грима и спецэффектов.

Тед Левайн в роли Боба Картера

Тед Левайн в роли Боба Картера

Кэтлин Куинлен в роли жены и матери

Кэтлин Куинлен в роли жены и матери

Но всё же главное у Ажа не багровые реки, а герои, хорошие, плохие…и настоящие. Отсутствие вездесущих звезд в кадре диктовалось не ограниченностью бюджета, а целенаправленной творческой установкой, когда медийные лица только вырывали бы зрителя из адской атмосферы, постоянно напоминая, что это всего лишь кинцо «вот с этой красотулей», а не крышесносящий кошмар. Посему режиссер использовал не дико распиаренных, а просто хороших актеров, с достаточным талантом и профессионализмом для убедительной игры. Так главой семьи стал Тед Левайн – опытный разноплановый лицедей, известный по ярким отрицательным ролям второго плана в «Молчании ягнят», «Некуда бежать» и «Пуле». Здесь же Теду представилась возможность сыграть хорошего папу, в меру строгого и искренне заботливого. Его персонаж реально отличается от предыдущих образов и позволил Левайну раскрыться с новой стороны, влезть под кожу истинного семьянина и заслуженного бывшего копа, которая с него потом…впрочем, увидите сами. Его верную жену и счастливую до поездки в пустыню мать исполнила Кэтлин Куинлен  — подзабытый номинант на «Оскар» и «Золотой Глобус», которую, к счастью, всегда помнил Александр Ажа. От Кэтлин требовалось показать теплые чувства к каждому члену семьи, и это ей не просто удалось, но и достигло немыслимой сердобольной мощи в кульминационной сцене в трейлере и в слезодавильном завершении истории ее персонажа. А дети добрых родителей воплотились в лицах Винессы Шоу, Эмили ди Рэвин и Дэна

Аарон Стэнфорд  - из интеллигента в воина.

Аарон Стэнфорд — из интеллигента в воина.

Берда – молодых актеров, сыгравшихся так, что не приходится сомневаться в их родстве. И отдельно стоит отметить Аарона Стэнфорда, персонаж которого подвергся наибольшей внутренней метаморфозе в процессе мясорубочного противостояния. С одной стороны Даг меняется в соответствии с расхожим стереотипом слэшера, причем присущим в большей степени героиням ужастиков, когда в начале фильма он – пай-мальчик, а в конце берется за топор и разносит злобную нечисть к чёртовой бабушке. Для данной концепции был соблазн взять крепкого экшн-парня, максимально убедительно махающегося, когда дело дойдет до полноконтактной стычки, но Ажа хотел показать именно интеллигентного пацифиста, доведенного до белого каления и вынужденный поставить собственную звериную жестокость ради выживания семьи выше духовно-миролюбивых принципов. Поэтому его герой особо выразителен и в конечном итоге опасен не менее чем безумные мутанты-каннибалы, когда рубится в пустыне с немыслимым для его типажа остервенением, как какой-нибудь гладиатор на арене смерти в Древнем Риме. Зрителю всегда интересны персонажи, стремительно развивающиеся и кардинально меняющиеся в процессе жесткой борьбы, и Ажа с лихвой удовлетворил потребности публики.

Билл Драго в роли папы Юпитера

Билл Драго в роли папы Юпитера

В противовес интересным «хорошистам» присутствуют и ярко-колоритные «плохиши». И если для положительных образов подобрались актеры, особо не привыкшие играть в жесточайших кровавых хоррорах, то в шкуры мутантов влезли профи фильмов ужасов. Главу каннибальской семьи, папу Юпитера, сыграл Билли Драго, в послужном списке которого к началу съемок было более двадцати триллеров и хорроров, не считая еще множества отрицательных ролей в боевиках и криминальных драмах. В «Холмах» особенно запоминается его взгляд, пронзительно-безжалостный, гипнотизирующий злобой и ненавистью. Драго не так много в кадре, но сцены с его глазами и оголтелом преследовании

Майкл Бэйли Смит в образе Плуто

Майкл Бэйли Смит в образе Плуто

очередной жертвы запоминаются навсегда. Другой ужасающий уродец поневоле – Плуто, в исполнении почти двухметрового здоровяка Майкла Бэйли Смита, который до ленты Ажа побывал и дорожным чудовищем в одноименном фильме и гигантским русским зэком, дубасившим Ван Дамма «В аду», и даже исполинской ипостасью Фредди Крюгера в пятой части культовой франшизы. В «Глазастых холмах» его Плуто – это страхолюдина с топором и одной мозговой извилиной, любящая поржать над беспомощной жертвой, упиваясь собственным физическим превосходством. А дополняет ударную группу добытчиков человечьего мяса Ящерица (Lizard), щупленький на вид, но дьявольский сильный и дико озабоченный не только голодом, но и другой естественной потребностью отморозок, оказавшийся ко всему прочему и чертовски живучей гадиной.

Роберт "Ящерица" Джой

Роберт «Ящерица» Джой

Его играет Роберт Джой, работавший в мистическом 3D-ном «Амитивилле» 1983 года, фантастическом «Тысячелетии» 89-го, «Темной половине» начала 1990-х по роману Стивена Кинга, 5-й «Жажде смерти», «Земле мертвых» Джорджа Ромеро и в других жутковатых фильмах. Ну а Ящерица стала его самым страшным и безжалостным персонажем за всю карьеру, и Джой в облике мутанта запоминается еще сильнее, чем Драго и Смит. Но особняком стоит в прожорливой семейке Руби – юная дама в исполнении звездочки антитеррористического сериала «Узнай врага» Лауры Ортис. В отличие от изуверских сородичей она не успела обратиться в безвозвратного монстра и способна на доброту и сострадание. Мастера грима и CGI-эффектов проявили особый креатив в моделировании облика Руби, когда на первый взгляд кажется, что с девушкой всё в порядке, но вглядевшись в ее лицо мы видим грубые искажения так и не расцветшей красоты…

"Это вы сделали нас такими!"

«Это вы сделали нас такими!»

По мнению ряда критиков и зрителей, фильмы ужасов по определению не могут считаться искусством в силу того, что не сеют разумное, доброе, вечное и прекрасное, а провоцируют страх, отвращение, негодование и другие отрицательные чувства. Но миссия художественности в широком смысле заключается не только в отображении исключительно приятных и позитивных образов, но и в демонстрации негативных сторон бытия, причем с той же воспитательно-нравственной целью. Если

"И у нас тоже есть дети!"

«И у нас тоже есть дети!»

убрать в сторону все экранное насилие, как форму воздействия на зрителя, мы видим, что «У холмов есть глаза» — фильм о семейных ценностях, показанных с диаметрально противоположных сторон. «Хорошие» Картеры – образец общепринятых идеалов, пусть и с неизбежными червоточинами в отношениях, но в целом крепкий родственный узел, который невозможно разрубить одним ударом маньячного топора. Они горой друг за дружку до конца, способны на риск, самопожертвование и убийство ради родной кровинушки. Если бы в пустыне им встретились не мутанты, а катастрофические катаклизмы, эти люди также бы бились с природой насмерть, спасая друг друга, потому что как может быть иначе? И реально

"И мы не хотим умирать!"

«И мы не хотим умирать!»

хочется чтобы такая идеализированность имела место в реальной жизни, а не была только кривым зеркалом реальности, в которой родственникам зачастую обоюдно наплевать не то, что на вопросы жизни и смерти, а и на куда мелкие проблемы, легко решаемые, если просто захотеть что-то сделать от чистого сердца для близкого человека. А взглянув на семью мутантов, при всей ужасности их деяний, мы видим, что они такие же человечные по отношению к родным. Нормальные люди для них – скот, но ведь и они для нас тоже. Мутанты убивают нас ради пропитания, так же как мы убиваем и употребляем животных в пищу без угрызений совести. Мы, «нормальные», доминирующий вид на планете, угнетаем неполноценные меньшинства, которые тоже являются частью нашего общества, хотим мы того или нет. Пусть ядерные мутанты – фантазия сценаристов, но параллели можно провести с любыми социальными группами, и по геополитическим, и по половым и по этническим признакам. Мы зачастую забываем, что те, кого считаем изгоями (что зачастую всего лишь навязанное мнение сильных мира сего ради собственных властных амбиций), тоже хотят жить и быть счастливыми. И в их настоящих крепкий и любящих семьях также все дерутся до последнего вздоха ради собственных идеалов, которые по сути не отличаются от наших собственных. И если в таких жестко-реалистичных фильмах ужасов, как «У холмов есть глаза» видеть что-то большее, нежели «кровавую баню», снятую ради развлечения «нормальных» людей, то стоит задуматься об истинных причинах насилия, увидеть реальный корень зла, а не только его страшные и агрессивные проростки. Да, Зло выросло и расцвело, но что послужило ему Удобрением?

Поэтому страшная картина Александра Ажа – искусство и по форме и по содержанию, неистовое, негативное, кромсающее тела и души, но важное и нужное в силу своей бескомпромиссной натуралистичности и осмысленности. Задумайтесь о тех, кого вы любите. На что вы готовы ради них?

Страница фильма «У холмов есть глаза» в КЛУБ-КРИКе

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 5, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

6 комментариев Неистовое искусство — рецензия на ремейк Александра Ажа «У холмов есть глаза» (The Hills Have Eyes, 2006 г.)

  • MidnightMan

    Отличный анализ! Фильм полностью достоин этого.

  • Ремейк Ажа уважаю, качественным в плане постановки он получился. Не знаю, с другой стороны, «какая-то розовая жвачка» в театральный прокат вышла. Клип в допах очень понравился, посвященный картине, малоизвестная альтернативная рок-группа исполняла, не помню названия. Для «Хоррорвидения» самое то.

    • Василий, наверное, имеешь в виду вот эту группу и песню: The Finalist — Leave the broken hearts .

      Сейчас посмотрел клип, фактически являющейся нарезкой из фильма. Получилось круто, hard rock, наложенный на зверские сцены с озвучкой ударов. Но это видео уже для тех, кто фильм посмотрел, ибо сплошной спойлер.

  • NaObi NaObi

    Отличный отзыв-рассуждение получился — настолько отличный, что, упрятав на время все свои неотложные дела, вчера уселась и пересмотрела еще раз вышеозначенное кино 🙂 Дабы сравнить ощущения автора и свои собственные, освеженные в памяти.
    Начну, пожалуй, с самого наболевшего: действительно глупо причислять один киножанр к остросоциальным и потенциально щедрым на шедевры, а другой — к откровенно бессмысленному и лишенному развития трэшу. Имхо, исключение здесь составляют только так называемые «попкорновые блокбастеры» ибо они действительно рассчитаны на развлекуху и ничего полезного для мозгов в себе не несут (окромя сиюминутной эйфориии от перезагрузки серого вещества от жизненных реалий к полуфантизийному миру таких кинох). Жанр фильмов ужасов не меньше прочих подвержен влиянию со стороны общественной жизни — ты, Леша, сам это прекрасно знаешь, особенно после прочтения не так давно приобретенной в Крупе книги про историю хоррора, пусть она и не всеобъемлюща по содержанию. У Ажа в принципе каждый фильм — это исследование, а не просто кровавая мясорубка: в том же «Высоком напряжении» он очень интересно показал внутриличностные особенности серийного убийцы, не просто с позиции жажды расправ, но и копнув куда глубже (впрочем, это уже другая история, причем довольно щедрая на спойлеры, если начать ее развивать).
    В «Холмах» предыстория о ядерных испытаниях служит отличным полигоном для развертывания истории, не просто кровавой, но и обличительной для военной политики США. Ажа умеет ненавязчиво, с истинно французским вкусом, но ощутимо подколоть янки насчет их идеи мирового господства и ужасающей изнанки такого стремления. И пусть это оформлено в форме жуткого вымысла, думаю, что немало граждан, посмотревших ремейк, путешествуя по глухим и безлюдным местам, ощущало предательский холодок в сердце, боясь повторения истории с ними в главных ролях.
    Интересно упоминание про создание чувства семейственности — не знала о такой особенности фильма, и это действительно помогло в создании впечатления настоящих внутрисемейных отношений. И отдельной похвалы заслуживает подбор актеров — очень радует, что не было (ну, почти не было) вечно полуголых, вымазанных в крови и грязи истошно орущих красоток. Ажа сделал ставку не на сексуальное возбуждение, а на более теплое, становящееся все более дефицитным чувство душевной близости, от чего фильм смотрится куда выигрышнее. А что касается сцены совместной молитвы, о которой также упоминается, то она, на мой взгляд, не совсем отсылка к кинговскому риторическому вопросу, но очень действенный прием по усилению осознания ужасающего настоящего: вот горсть беззащитных, еще ничего не подозревающи овец под неусыпным взглядом кровожадной стаи.
    В общем, спасибо за столь глубокомысленное исследование, тут есть над чем подумать. И даже крепко задуматься 🙂

    • Спасибо, Оксана, я нечасто пишу настолько большие по объему рецензии на фильмы, и я очень старался, чтобы текст получился не только информативным, но и по-настоящему увлекательным 🙂

      Да, книга «История хоррора в кино» заставляет взглянуть на жанр ужасов с другой, социально-культорологической стороны, и увидеть в нем то, что незаметно при поверхностном осмыслении «страшных» фильмов. Конечно, качество фильма определяется не жанром, в котором он сделан, а его художественными и смысловыми достоинствами и эмоциональным воздействием на зрителей. Ну а «попкорновые блокбастеры», это — да, другой пласт кинематографа, где качество по большей части определяется чисто визуальными атрибутами.

      Ну и касаемо того, что в каких-то отдельных сценах каждый видит что-то своё — тем более прекрасно, значит и фильм неоднозначный и многогранный, который можно осмысливать по-разному, и обсудить его интересно, услышать разные точки зрения.

Добавить комментарий

  

  

× 1 = 5