КРИК-НОВОСТИ

 
 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Притча о блуждающем разуме — эксклюзивный второй вариант отзыва на фильм «Час волка» (Vargtimmen, 1968)

 

1Полный экспрессии, фильм Ингмара Бергмана «Час волка» повествует о блужданиях души в сумраке разума. И не так уж важно кто герой по профессии, художник или кто ещё. Поскольку фильм Бергмана универсален, а герой его, блестяще сыгранный Максом фон Сюдовым, может быть сопоставлен с каждым из нас.
«Час волка» вобрал в себя многие темы и идеи других фильмов Бергмана, но наиболее он похож, как это ни покажется странным на первый взгляд, на «Седьмую печать». Их объединяет не только фигура великого актёра Макса фон Сюдова, бывшего альтер-эго Бергмана в ту пору, но и ситуация жизни как бы на краю. Вспомните: «И когда ангел снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса, И семь ангелов, имеющих семь труб, приготовились трубить». Герои же этого фильма Бергмана живут в ожидании не начала, но уже конца часа волка, самого страшного времени суток, когда большинство людей рождаются и умирают, когда выходят наружу демоны и правят бал на Земле.
Юхан (Макс фон Сюдов) боится темноты. Он не может спать ночью, а потому спит днём. Его внутренняя тьма проецируется на тьму внешнюю, время как бы замирает, и герой оказывается по ту сторону жизни. А ещё по острову, где одиноко живёт художник, бродят призраки его сознания, и непросто не только ему, но и нам, зрителям, отделить фантомы от реальных людей. Да и что такое реальность? Ведь как сказала эпизодическая героиня другого фильма Бергмана «Двое благословенных», уборщица в школе: «внутри ничего не выглядит как безумие. Только снаружи». Для помутившихся рассудком открывается как бы другая реальность. Именно в их сознании, образно говоря, евклидово пространство уступает постевклидовой геометрии, где параллельные вселенные пересекаются. Может, некоторые люди видят больше остальных? Тоньше чувствуют? Способны проникать в дыру между обоев и видеть там людей, ждущих не то Бога, не то паука?
Бергман впервые даёт нам возможность проникнуть как бы в душу такого особенного героя, каким была, например, и Карин из «Сквозь тёмное стекло». Мы видим не снаружи, а внутри, а потому нам сложнее поставить диагноз «безумие».
Мы понимаем, как сложен человек, как он раним. «Острожнее, бьётся», говорила когда-то Лидия Гинзбург о душе человека. Человек – это целый мир. И напрасно иные режиссёры исследуют макрокосм, ведь настоящая тайна скрыта внутри человека. Человек есть познающее сознание. Реальность мира можно вынести за скобки, это не является очевидностью (так делал Микеланджело Антониони, истинный феноменолог и импрессионист в кинематографе). Но познающее сознание реально. И не мир познаётся сознанием, а само сознание проецируется в мир. В великолепном ночном разговоре двух персонажей, Юхана и Альмы, его жены (опять Альма, заметьте) время как бы останавливается или, точнее, фильм перерастает рамки фильма и выходит в нашу реальность. Мы как бы физически ощущаем реальность часа волка, тьму, окружающую лица героев. Как если бы весь мир исчез, и остались только два человека в одиноком доме на краю моря (жизнь появилась из воды, помните?). И их лица – единственный свет посреди вселенской тьмы. Потому что свет внутри человека, ибо душа от Бога, и она светла, даже если искажена тьмою. Нельзя тьму принести в свет, но можно во мрак принести луч, и рассеется мрак. Мрак внутренний и мрак внешний. Юхан порабощён тьмой, боится демонов. Он по-прежнему тот мальчик, которого родители запирали в тёмном шкафу, где якобы жило что-то типа гнома, откусывающего пальцы на ногах. Тьма страшна, поскольку проецируется в нас. Но стоит зажечь лучину, и тьма отступает. Этой лучиной является любовь. Она исцеляет. Она даёт надежду. Ведь и Бог есть любовь.
1Альма любит Юхана и старается понять его, увидеть мир его глазами. Она мечтает, чтобы в старости они стали похожи не только телами, но и душами. Двое стали бы одним. Распавшаяся мировая душа соединилась бы в одного цельного человека. И когда-нибудь закончился час волка.
Обычно аскетичный, Бергман в «Часе волка» даёт волю своей фантазии. Он показывает внутренний мир Юхана приёмами психологической экспрессии. Всё здесь мрачно, изломано, полно тайн, опасностей, люди запросто ходят по стенам, а покойники оживают. В отличие от Тарсема Сингха, увлекавшегося внешними эффектами в «Клетке», и за то заслужившим признание критиков, Бергман отводит фантомам сознания всё-таки второстепенное место. В центре всегда человек. Лицо человека, обнажённое от личины. Оставшись наедине с самим собой, человек беззащитен перед внутренними демонами. И они ждут этого часа, часа волка. И утро ещё нескоро. Может, весь мир останется в плену у часа волка, а может, лишь один человек. Но ведь каждый человек – это целый мир. И у каждого есть свой час волка.

9,5 

Страница фильма в «КЛУБ-КРИКе»

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 2, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

  

  

8 × = 48