КРИК-НОВОСТИ

 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Эксклюзивный отзыв только для сайта КЛУБ-КРИК на фильм «Византия» (Byzantium, 2012 г.)

 

Нил Джордан (Neil Jordan) – вдумчивый режиссёр и замечательный рассказчик, умеющий прописывать своих персонажей просто, но с особой любовью и вниманием к ним. Направления его никогда не волновали, он снимал людей, их жизненный путь, их чувства и метания, а жанры шли фоном подле, нередко изворачиваясь наизнанку, перетасовываясь, сплетаясь, подстраиваясь, в итоге приходя к совсем иному, чем ознаменовано заранее. Многие фильмы – словно погружение в неизведанный удивляющий мир, наполненный проблеском волшебства на достоверном прозаическом реализме. Явление «ангела» перетекало под мелодичные звуки саксофона в печальную историю неприкаянности вечно одинокого мужчины; сказка о Красной Шапочке являлась глубочайшим фундаментом тысяч трактовок взаимоотношений полов «в компании волков»; крайне злободневно-острый политический триллер оказывался романтической «игрой до слёз»; её ранний черновой вариант из криминального нуара обретал горечь разочарований пред обольщающей коварной улыбкой «Мона Лизы»; жестокое убийство «мальчика-мясника» обрастало калейдоскопом потешной драмы про неунывающего рыжего пострела; влюблённость провинциального юнца в роскошную недосягаемую женщину-мать «чудом» исследовала взаимоотношения  взрослой давно развалившейся пары; авантюрное ограбление банка – не что иное, как повествование из будней «хорошего вора»; пёстрая кино-книжка с главами о похождениях женоподобного парня «завтракающего на Плутоне», среди чудаковатых попутчиков, превращалась в оду семьи, как душевной пристани; загадочная «Ундина» теряла русалочий хвост, удирая от настоящих бандитов… Безусловно в этом далеко неполном перечне экранных удивлений особенно важно выделяется «интервью с вампиром», впустившее в нутро фильма ужасов, показав там нечто иное, чем хоррор.

Возвращение к его истокам было невольно предшествующим ожиданием для рассматриваемой картины, когда режиссёр, по праву заслуживший признание на вампирскую тему, решил войти в воды одной и той же реки дважды. Снова он удивил повествованием, не заботясь о жанровой специфике, чтоб прописанный вампиризм оказался лишь фоновой декорацией для рассказа о взаимоотношениях молодой матери и дочери-подростке, конфликтующих друг с другом, но тесно привязанных кровным (для сюжета это слово имеет двойной смысл) родством, чтоб любить и не любить в одинаковой мере. Но, если в былой номинированной на ряд наград ленте имелась нешуточная литературная база от именитого профессионала пера, то ныне ощутима её чудовищная нехватка. Упрощённости и недоработки сценария слишком очевидны, заставляя повествование часто запинаться на ровном месте именно в фантастическом ключе, касающимся фантазийных монстров. Дело даже не в странном совмещении отказа от канонических атрибутов кровопийц, не боящихся дневного света, не имеющих клыков, выпускающих длинный коготь для разреза кожного покрова жертвы при вдруг готически-книжном следовании закону о невозможности перехода через порог жилья без устного приглашения хозяина. А в том, что мир, где живёт пара вампирш, неустанно удирающая от некого клана бессмертных, выглядит неосознанным до конца. Могущественное в плане силы и власти сообщество с историей раньше Крестовых походов, относящее себя к управленцам происходящего, представлено жалкой кучкой «человек в чёрном», не способной разыскать сотни лет (!) глупую бедную импульсивную проститутку и её задумчивую дочь, оставляющих след из обескровленных трупов с характерными отметинами.

Поверхностная выдуманная половина накладывает свой неблагоприятный отпечаток и на реализм, отчего центровые героини ввергают в ступор, если пытаться чуточку проанализировать их природу и духовное наполнение. Судите сами: пред нами двухсотлетние бессмертные существа, пьющие кровь, вроде как с претензией на глубину, чтоб одна предпочитала мстить всем коварным «плохим» мужчинам, питаясь ими и очищая общество, а вторая ангелом смерти, облегчала муторное существование «хороших» стариков, до комичного при встречи сразу же только и мечтающих, покорно подставить шею какому-нибудь незнакомому впервые увиденному подростку. А огород, дача, внуки, сплетни на лавочках, «Малахов +» в конце-то концов, кто смотреть будет, если старичкам повально жить надоело?.. Но вот в чём логическая несуразица: внешний вид затмевает внутреннее наполнение персонажей! Следовательно, если ты две сотни лет назад промышляла на ниве древнейшей профессии и была дурочкой, то ты ей и останешься навсегда, а коли ты выглядишь шестнадцатилетним подростком, то обязана задумчиво глобально рефлексировать на ровном месте, конфликтовать со старшей матерью из-за вечного переходного возраста, втюриться в зелёного подростка, начать сбегать после невинных поцелуев, и наплевать, что пару веков топчешь землю! То есть, сколько Вам было лет по паспорту в момент обращения в упыря, то хоть живи кучу десятилетий, но духовно не вырастишь и на день! Вот оказывается, как это страшно стать вампиром… ну и жутко нелогично.

Ущербность «вампирской» составляющей рушит внятное донесение куда более заманчивого реализма. Вовсе не будь всей этой странно прописанной вечной жизни, питья крови, братства, и другого, касающегося элементов хоррора, пред нами могла получиться толковая меланхоличная драма про непутёвую мать и её ершистую дочь, в чьей дилемме может быть лишь один естественный выход – девочка однажды вырастет, заведёт себе свою собственную взрослую жизнь, и перестанет докучать родительнице, что та её неправильно растила. Всё, как в жизни. Никаких откровений или же новаторских идей, зато понятно и достоверно. Благо режиссёр превосходно умеет исследовать человеческие характеры и души. Поэтому отметая прочь фэнтази, зритель получает простенькую драму, которая всё же превалирует в хронометраже, к счастью.

Однако, если «кровавая подоплёка» поверхностна по части смысла, то для визуального ряда она основополагающая на добрую половину рассказа, уводящего в привлекательно исполненные экскурсы прошлого века, наполненного подходящими атрибутами интерьера или попросту красивых величественных кадров неспокойного моря пасмурной Ирландии, каменного острова с судьбоносной загадочной пещерой, и громадного водопада алого цвета. Джордан вообще часто использует тему моря в снятых картинах, заманчиво показывая серо-пасмурный пляж, прохладный прибой своей родины, где действуют его многие персонажи.

В итоге – со всей любовью к жанру ужасов – лишь сожалеешь, что его атрибуты недоработаны по смыслу и вносят сумятицу в неплохой зачин, который было бы приятней видеть чистой реалистичной историей или же обособленным роскошным историческим повествованием о готических вампирах прошлых столетий без переходов меж временами, как две самобытные ленты. Но в любом случае, режиссёр мастерски воссоздаёт «картинку» с атмосферой происходящего, стилистически не конфликтуя меж выдумкой и прозаическим, требуя от гармонично подобранного актёрского состава достоверных вложений. А это уже приносит кое-что для приятного просмотра.

 

Сюжет:

Мать и дочь, называющие себя сёстрами, сотни лет скрываются от собратьев вампиров. Клара работает проституткой, убивая мужчин по её мнению недостойных жизни, Элеонор мечтает рассказать правду окружающим, исписывая страницы дневника, выпивая кровь у усталых стариков. Однажды они останавливаются в разорившейся гостинице «Византия», открыв там бордель…

 

Всё написанное выше является сугубо субъективным мнением, не всегда совпадающим с воззрениями окружающих и не старающимся этого достичь.

Заблаговременно хочу выразить, что автор сей краткой статьи ни в коем случае не призывает абсолютно никого на какие-либо акты насилия, жестокости или вандализма, так как твёрдо считает, что всё показанное на экране, тем и хорошо, что оно остаётся там, дабы мы могли получать визуальную разрядку подсознательных инстинктивных эмоций, не затрагивая чувства окружающих.

 

Страница фильма «Византия» в КЛУБ – КРИКе

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 5, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

2 комментария Эксклюзивный отзыв только для сайта КЛУБ-КРИК на фильм «Византия» (Byzantium, 2012 г.)

  • Пока еще так и не посмотрел «Византию», поэтому говорю только с позиции впечатления от «Интервью с вампиром»; как раз там у Джордана был глобальный акцент на великовозрастность души героини Кирстен Данст — Клаудии, которая лишь внешне осталась ребенком, но не по развитию интеллекта и естественно, фактическому жизненному опыту. Собственно об этом же шла речь и в другой вампирской классике — «Впусти меня». Поэтому действительно удивительно, что в «Византии» Нил Джордан пренебрег этим важным для достоверности фэнтезийной истории психологическим аспектом персонажа. Видимо думал мастер совсем о другом, снимая данная полотно, иную художественную задачу ставил перед собой…

    • MidnightMan

      Как раз в чём фундаментальное упущение истории, портящее общее в далеко неплохом кино.

Добавить комментарий

  

  

6 × = 36