КРИК-НОВОСТИ

 
 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Конкурс рассказов Darker – второй тур. Часть 2

 

Второй тур конкурса рассказов подходит к концу. Публикуем отзывы КЛУБ-КРИКа, а с текстами самих рассказов конкурса «Чертова дюжина Darker» можно ознакомиться непосредственно на сайте конкурса.

Простая модель

Макс тяжело переживает уход отца из семьи. В новой квартире, куда он переехал с матерью после размена жилплощади, он обнаруживает щель в стене, за которой прячется кто-то страшный… Впрочем, у его матери другая версия событий.

«Простая модель» — рассказ далеко не идеальный, но, тем не менее, ближе других конкурсных рассказов стоящий к идее «российского хоррора – жестокого и беспощадного». Тут и развод, и размен хорошей квартиры на плохонькую «двушку» на первом этаже, и бытовые неурядицы, и ужас ребенка перед новым «папой», и провинциальные тетеньки-психологи.

Начало незамысловатое, но вполне к себе располагающее.

«Матери мое хобби не нравилось. Во-первых, потому, что оно перешло мне от отца.» — вполне достоверно сказано.

«солдатиков и динозавров с оторванными головами – хоть они и сломаны, я все равно хранил их: вдруг пригодятся?» внезапно осознал, что не понимаю, сколько лет герою. До сих пор казалось: 12-14, а теперь кажется: 8-10.

«Мама хотела порадовать меня. Но и я, и она слишком устали и перенервничали, так что веселого ужина не получилось.» — хорошая деталь

«Отгрызенные кусочки я аккуратно упрятывал под край своей тарелки,» — это ж сколько нужно отгрызть?! В рассказе какое-то гипертрофированное количество ногтей!

«Она была ужасно злая и раздраженная» — а вот это мимо… Лучше показать это поступками, а не прямым текстом.

«Внезапно чья-то черная тень проскочила мимо моего вытаращенного глаза, на мгновение перекрыв обзор. Это было так неожиданно!» Верим, что неожиданно, можно было не уточнять.

«надо мной стоит длинный, страшно худой человек со впалыми щеками и, наклонившись, рассматривает меня» Онищенко? 🙂

«Тонкие длинные руки с узловатыми пальцами, сплошь покрытые волдырями и серо-зеленой слизью,» — это, конечно, замечательно, но как мальчик с закрытыми глазами определил цвет слизи и вообще так точно описал человека?

«- Ты что, сломала ноготь? – спросил я» А что, люди стригут ногти только тогда, когда ломают?

«Вот уж чего мне не хотелось, так это тащиться к психологу – другой конец города, времени жаль.» До этого упоминался школьный психолог. Это тот же самый? Живет на другом конце города – и школа там же?

«У меня шесть уроков по расписанию». А разве на дворе не лето? («Сквозь задернутые желтые занавески просвечивало по-летнему яркое утреннее небо.»)
«. Голос у нее заскрипел вдруг, как расщепленный деревянный сучок.» Голос как сучок?
«По-любому у матери есть только один выход: немедленно бежать на прием к психиатру, чтобы он назначил соответствующие препараты, которые «помогут ребенку справиться с напряжением»». Странно это звучит из уст «психологини». Ну, рекомендует она матери сводить ребенка к психиатру. У нее это вряд ли первый случай. И что значит, «один выход»?

«Мне захотелось прикончить психологиню. Вбежать в кабинет и настучать по тупой голове с крашеными волосами и замысловатой прической.» — тут мальчик как-то резко вышел из образа.

«эту хню с обрезанными кем-то ногтями она не выдумала» Хню? Так дети говорят? Или это сокращение?
«Во-первых, пьющий. Во-вторых – мент. Как мне кажется, мама могла бы найти себе друга и получше.» Еще одно очко в пользу русского хоррора. В Штатах друг полицейский – это же бонус! А вот российский мальчик как-то не в восторге.
«- Я заранее знаю, что скажет психиатр. Скажет – пусть ложится в больницу, мы его понаблюдаем. Они иначе не работают. Ты же знаешь, Андрей!» А это еще почему? Это у женщины такая парадигма?
«Макс добрый мальчик.» Ух ты –героя назвали по имени!
«скажу прямо в лицо этому козлу, какой он козел» Очаровательная тавтология!
«Любой нормальный подросток давно бы просек, что эти двое спят вместе» — э… в смысле, «дядя Андрей» остался на ночь, и мальчик ни о чем не догадался ? Так сколько Максу лет?
«Но я, конечно, не мог всерьез поверить, что мать променяла бы отца на это двуногое животное.» — у героя, конечно, едет крыша, но вот сделать Андрея неприятным на получилось. Наоборот, жалко его. Обломали мужика…
«фигуру сумасшедшего Ночного Грызуна с занесенными для удара стальными ножницами.» Хичкок жив!
«взвыла, схватив ноту высоко, как раненая кобелем сука.» — это так мальчик говорит о матери?
«Как я и надеялся, мама продержалась недолго и очень скоро тоже пришла в нашу прежнюю жизнь, вернулась совсем такая, как была раньше, какой я ее помнил.» Вот этого совсем не понял.
«Убив всех, кого отыскал, раздраженный Ночной Грызун потоптался, чавкая и ворча, в коридоре, и успокоился.» в смысле, маму и Андрея? Почему бы так и не сказать?
«Проснувшись вечером следующего дня, вызвал ментов и скорую» А вот тут мальчик стремительно взрослеет.
«кишели на каждом дециметре площади» тогда уже на каждом квадратном дециметре 
«- Это Нагльфар! – сказал я. — Корабль мертвых. Не слышали? Прежде, чем наш мир окончательно загнется, Великий Волк Фенрир проглотит солнце, земля замерзнет, все реки и моря покроются льдом. И великаны начнут битву с богами. Они приплывут на корабле, построенном из ногтей мертвецов. Вот почему викинги стригли ногти умершим – чтобы подольше сохранить наш мир.» Всё. Я уже не пытаюсь понять, сколько Максу лет. От 8 до 15-ти.
«До нас здесь старуха жила, она тоже про каких-то призраков рассказывала. « Ой, кстати, а при чем тут старуха?
«- Меня упекут в психушку? – спросил я. Они опять посмотрели на меня и отвернулись. Ни один не ответил» Для финала, на мой взгляд, слабовато.
Резюмируя: хорошая попытка сделать ужас на «местном» колорите. Вот только уж очень по-разному выглядит и «думает» мальчик. И еще – несмотря на все трудности, он настолько отстраненно и равнодушно описывает свою ситуацию, что не особенно тянет и сопереживать. А жалко в рассказе – маму и мента Андрея. Бывает и так.

***

Каменное сердце

Барон Онзиго поручает своему алхимику вызвать к жизни страшных чудовищ, чтобы защитить замок от неумолимых врагов. Но чудовища выходят из-под контроля…
Простите автор, но – не зацепило. Фэнтези в стиле «Беовульфа» с персонажами, не вызывающими ни интереса, ни эмоций. Напугать этим современного читателя – маловероятно.
«Тучи, что сгустились над замком, вели себя, как ленивые плакальщицы на нищих похоронах, столь же скупо отмеряя каждую каплю, проливающуюся на землю.» В первом предложении – весь темп рассказа — медленный, избыточный, монотонный.
«. В бойницах и переходах гулял ветер, то заунывно рыдая, то постукивая болтающимися ставнями, словно гробовщик, торопливо забивающий последние гвозди.» Если в первом предложении тучи, как плакальщицы, то во втором – ветер, как гробовщик. Ну как не спеть «А тучи, а тучи как люди!» 🙂
«барон Онзиго» Не поленился, прогуглил. Имя Онзиго – придумали? А зачем? Кроме «детей индиго» — никаких ассоциаций.
« изъеденные жгучей кровью тварей мечи» Три существительных подряд – перегруз.
«закипали котлы со смолистым, едким раствором, громоздились вязанки стрел и увесистые булыжники. Он выглянул между зубцов». Раствор выглянул?
«- Не колдуны его создали, — заметил оруженосец, — а алхимики» Кого его?
А потом в перегруженную деталями и прилагательными картинку вы добавляете не менее перегруженные флешбеки. Идет чередование курсива и обычного шрифта – где прошлое, где настоящее?
Скоро уже середина рассказа, а что мы знаем о главном герое. Он – барон с выдуманным именем, но в русском антураже («седьмица», «опять-тудать»). Обитатели крепости обороняются от фентезийных тварей. Почему интересно читать про барона? Не интересно.
«Барон помнил, как боялся высказать свою идею Тонар. Но боялся не жестокости предложения, а возможного гнева господина.». Кто боялся? Барон или Тонар?
Так, каменные горгульи оживают. Интересно, есть хоррор-рассказы про горгулий, в которых они не оживают?
«Но помните, требуется четкость формулировок и твердость тона… — Убивайте все, что выходит из тумана.» Это четкая формулировка? Вспоминается анекдот об ученом, которой попросил робота удалить из кладовки все глобусы – круглые штуки на тонкой ножке – после чего робот оторвал ученому голову… 🙂
Дальше у вас «существа» раскрывают крылья, и нападают на «крылунов». В голове читателя уже и те, и другие смешиваются.
«Того предка звали Горгоний, и в его честь я нарекаю этих существо горгульями.» Хорошо, что не медузиями… 🙂
«Одна вырвалась вперед, чиркнула крылом по стене и, ловко извернувшись, схватила воина.» и это после «точных формулировок» не трогать людей? Вот и верь после этого формулировкам!
А ближе к концу происходит следующее: алхимик и барон внезапно исчезают из рассказа, и «локус внимания» переходит на абсолютно нового героя – помощника алхимика. Кто он такой? Откуда взялся?
«робко сделал шаг и свалился, споткнувшись о какой-то круглый предмет. О голову своего наставника.» Анекдот про робота оказался «в руку» 🙂
«Стены и каменные плиты были мокрыми, но не от дождя, а от крови. Человеческой крови.» А чьей же еще?
А потом и этот герой исчезает, и повествование переключается теперь на горгулью. Горгулья поела (вроде бы сердцем Ондиго, хотя может, и нет). Всё.
Даже интересно, в чем была сверхзадача рассказа? Напугать читателей кровавой разборкой горгулий? Читатели к этому давно привыкли. Есть в рассказе тонкий мотив того, что барон и алхимик – сами монстры еще те – но эта линия не получила должного развития. Если барон и алхимик получили по заслугам, за что разорвали на куски обитателей крепости. Они-то тут при чем?..

***

Без(исход)но…

Маньяк-педофил похищает нескольких мальчиков, среди которых – пионер Савва. Мальчик уже утратил надежду на спасение, но решает в последний отчаянный момент бросить вызов маньяку…
Ну что ж, автор, задачу конкурса вы выполнили. Пугать, так пугать. Не могу сказать, что ваш рассказ доставил мне удовольствие или эстетическое наслаждение, но, как говорится, пришел на конкурс хоррора, получай историю про замученного маньяком мальчика. На очень компактном пространстве текста (9 тыс знаков) вы уместили сильную и цепляющую историю об обреченном противостоянии, о том, как умирает надежда, и о том, кто умирает после нее.
«Где-то наверху фырчит лето» — для первого предложения «фырчит» показалось не очень точным.
«Савва открывает глаза» — решать вам, но мне кажется, было бы правильнее сохранить имя мальчика в тайне, по крайней мере, до самого конца – ведь именно свое имя он тайно хранит от маньяка, как последнее, на что тот не может покуситься.
«И когда ветхая лестница заскрипит под непосильной миллиардной ношей,» — не понятно в контексте слово «миллиардной».
«Бесполезно трусливо потеть, замаливать слезами и пугать опорожнённым мочевым пузырем» про пугание опорожненным пузырем вам уже в комментах отписали. Согласен, тут это скорее создает комический, а не трагический эффект.
«тугой алый галстук сильнее обхватывает детскую шею в надежде глубже спрятаться» — история не современная? Скоро вырастет поколение читателей, которое будет не в курсе про алый галстук.
«Средних размеров кирпичный квадрат с Прокрустовым ложем» — на мой взгляд, «прокрустовым» — с маленькой буквы.
«На стенах варварские инструменты: тупоголовый молоток, ссохшийся топор, гнилозубая пила» — ну тут уж вы прошлись по штампам…
«— Смотри и слушай, — учит Смерть, на поверку — кудрявый уродец, с вытянутым землистым лицом и иссиня-чёрными глазами» — если вы решили открыть настоящий лик маньяка, то вот это «на поверку» сбивает накал истории – как будто вместе с маньяком и пленниками в подвале невидимо появляется третье лицо – автор.
«Дешёвая, как свежеструганная любовь пьяной старшеклассницы и плешивого учителя труда.» — э… недетское такое сравнение.
«Широко расставив ноги, Смерть направляет на мальчиков объектив. Савва греет холодное лезвие в ладони. Как поступить?» — присоединюсь к комментаторам, посчитавшим, что слишком легко Савва убил нового пленника. Он хотел сразиться со Смертью, у него в руке был нож. Последний шанс. А он… убивает другого мальчика.
«— Умирать не страшно, — говорит мальчик. — Страшно подохнуть, слепо тюкаясь в раскрошенную на руках Смерти надежду.» — Вот тут не верю. Автор, вам очень хочется, чтобы мальчик мог так сказать, но я не верю. Или надо было подводку к этому делать как-то иначе, чтобы читатель поверил, что Савва – не обычный пленник, в нем что-то неординарное, удивительное.
«За отнятое наслаждение я слижу твой крик, когда будешь умирать от моего безумия.» — Для вульгарного маньяка, каким он описан выше, слишком высокопарное сравнение.
«Через девять дней маньяка поймают.
…но Савва все-таки победил.»
Я так и не понял, чего добился Савва своим поступком (убийством нового пленника), и в чем его победа. Формально, он подчинился маньяку, сыграл по его правилам. Не открыл имя – да. Не стал унижаться – да.
Поимка маньяка – небольшое утешение шокированному читателю, но это выглядит оторванным от остального текста. Была ли в поимке заслуга Саввы? Кажется, нет.
Рекомендую почитать книгу Фредерика Бегбедера «Окна мира» (о трагедии 11 сентября) и посмотреть фильм «Михаэль» (о маньяке-педофиле). Мне они показались созвучными вашему рассказу – там тоже речь идет о смелых мальчиках, которых это, увы, не спасло…

***
Вечный поэт пустоты

Вместе с группой туристов герой рассказа, поэт, отправляется в опасную экспедицию. Только дневник поэта, обнаруженный на балконе, откроет тайну гибели той экспедиции.
Хотя фамилия «Дятлов» в тексте не упоминается, уши «дятловской» истории торчат из заснеженной палатки рассказа вполне однозначно. Что сразу играет не на пользу тексту, так как на волне выхода фильма Ренни Харлина интерес к этой истории возрос, и количество публикаций и ТВ-передач создает ощущение «переедания» это темой. А тут еще восемь страниц текста про туристов, снег и манси… При этом текст плотный, в формате монолога, да еще и перегруженный в финале космологическими фантазиями. Поэтому воспринимать было довольно тяжело.
Первая страница текста проглатывается, как совершенно необязательная. Вы же не всерьез хотите убедить нас, что этот текст – настоящий, правда? Так зачем нам голову морочить? 🙂
«Дневник публикуется as is» Это что, стало общеупотребительным выражением в русском языке?
ОК. Дневник рецензента публикуется as is too:
25 января
Ничего интересного не узнал о герое. Кто-то куда-то шагает (на Вижай?), но кто? Куда? Много пафоса («Человечество — это тончайшая плёнка жизни и счастья над бездной, доверху заполненной трупами, смертью, вечным страданием.»). Жду, когда же герой будет достоин сочувствия, восхищения или интереса.
26 января
Вместе с героем едет Юра. Юру продуло. Юра вызывает сочувствие. Могучие, как античные боги, лесорубы, отогревшие Юру, вызывают ненужные ассоциации. Еще появилась Зина. Потом на меня обрушивал куча персонажей, через запятую: Игорь, Рустик, Люда. Наверно, это будет «рассказовое» пушечное мясо, которое автор будет убивать по ходу текста. Характеры и истории им не к чему.
Дальше лесорубы пожирают глазами Зину. Мало им Юры! Ой, еще какой-то офицер Семен нарисовался. «Ну и дура! Никогда не узнает, что может дать женщине настоящий поэт.» Я знаю. Книжку стихов с автографом!
27 января.
У всех героев в рассказе есть борода. Фетиш? Полстраницы местной мифологии. Будто Википедию читаю. Ох, когда ж интересное начнется то? «Всему на земле их научил младший сын Нум-Торума Мир-сусне-хум» Чего-чего?
28 января
У героя глюки, и это пугает Юру. После 26 января это неудивительно… «Как-то неожиданно простились с Юрой. Серьёзно воспалилась нога.» Автор, я не понял. Юра умер? Он же только что тормошил героя? «Нас осталось девять — число, между прочим, непростое». Дайте-ка проверю. Да, делится на три! Правильно, непростое! Автор, это знак? «Наконец-то шли с рюкзаками — адское занятие» Ага, для туристов особенно. «Конечно, моя чувствительность выше ихней» Ихни – это дерево? Или все-таки украинизм? «Голова болит страшно болит голова. Пойду спа» Ага. Как в анекдоте: «Новогодняя спа-программа: спа, жра и хорово вокруг ё!»
29 января
«Сегодня случилось по-настоящему жуткое» Ой, правда? Ура-ура! «Залезаю внутрь и вижу… совершенно обнажённую Зину, между ног которой крутится что-то маленькое, мохнатое, мерзкое» Автор, не говорите! Я сам!… Ёжик? Зубастик? Ну, тогда сдаюсь… «Зина быстро прячет ЭТО внутрь себя, запахивается одеялом и томно потягивается, словно только что проснулась.» Ой… неужто вибратор… «Завороженный, я дотрагиваюсь до розового соска.» Автор, вы превзошли мои ожидания. После четырех скучных дней под видом «настоящего жуткого» вы выдаете на гора эротику! «Он холодный и твёрдый, как мрамор.» Ну, или некрофилию… «Очнулся на руках у Коли»- ну да, раз Юры уже нет, тогда только у Коли. Эй, а Коля был раньше в тексте? Проверяю Cntr-F. Не было Коли! Отец Коли был, а Коли не было. Откуда Коля, автор?
30 января
«Ребята смотрят на меня волком» Много ребят — одним волком? «Поговаривают, чтобы связать» А вот нечего Зине сосок щупать! «Сегодня я, конечно, учудил!» О, вот сейчас будет реально по-настоящему жуткое. «Будто я превратился в дерево, врос в землю, пустил побеги и листья, и только мое мужское естество осталось человеческим» Ох! Ботанико-эротика! «Оно беззащитно вздымается посреди древесного ствола. Тут идёт Зина с ножиком.» Автор! Плюньте вы на эту историю про манси. Разверните 30 января в отдельный рассказ, и место в финале вам обеспечено! «Сладострастно улыбаясь, она режет пенис и убегает.» Ага, я тоже это кино смотрел. «Империя страсти»? «Рядом сидит Зина и держит что-то в руке. Присматриваюсь. Это же мой член!» Вот те на! Как говорится, «Иду, слышу, сзади кого-то бьют. Оборачиваюсь – меня!» «Обезумев, нападаю на неё, бью наотмашь, отнимаю своё.» Э… я как-то по картинке не понял – «своё» отрезано или «на месте»? «Зина орёт. В её руках карандаш, она писала дневник…» Ох… перепутать карандаш с пенисом. Фраза про «что может дать женщине поэт» видится уже в другом свете… «Неуловимый прыжок — и остроконечная тень слилась с человеком, овладела им,» Лесорубы? Зина? «Меня скрутили и уложили на снег. Перевозбуждённые, они ходили вокруг да около» Перевозбужденные? Да это просто хентай какой-то! «Люда пыталась меня пожалеть, кто-то предложил вернуться, но Игорь категорически воспротивился.» Автор, спасибо, что иногда напоминаете, кто был в походе, но я не помню. Честно.
31 января
«Но от помощи отказывался, от участливых вопросов отмахивался и вообще вёл себя, как аутист на приёме у доктора.» Автор, вы знаете, как ведут себя аутисты на приеме у доктора. Мне почему-то кажется, что они его просто игнорируют. «Я неодолимо стремлюсь к самым пределам Вселенной, туда, где заканчивается само её пространство и время, где не действуют законы физики и вообще какие бы то ни было законы.» Автор, это очень пафосно и метафорично, но после фантазии про дерево и про Зину это уже не то… «Там мириады чудовищных чёрных существ с диким скрежетом и воем вгрызаются в тончайшую белую плёнку, жаждут прорваться сюда, поглотить всё и вся.» Лавкрафт с нами! Ура!
«оттащили меня, невменяемого, с перекошенным лицом, с кровавой пеной у рта, от дерева, кору которого я исступлённо грыз, обдирая губы и ломая зубы. Тут же поставили лагерь, уложили меня в палатку, напоили горячим чаем.» — чаем? И даже зеленкой не обработали?
«В эту минуту я отрываюсь от дневника и спокойно, ясно гляжу на него. «В переводе с мансийского Холатчахль означает Гора мертвецов». Мои слова гремят, как гром при ясном небе. Все поражены» Ага. Все поражены, и только у героя были вай-фай и Википедия!
32 января
«Менкв в образе Рустема варил в котелке… экскременты!» Хоррор, хоррор,хоррор!
«Мне нужно молоко. У нас нет молока. Впрочем, подойдёт любая белесая жидкость. Я тут же получил её путём самоудовлетворения.» Теперь просто страшно заходить в молочный отдел. Вдруг не завезут…
«Врывается Юрка: «Ребята, в небе огненный шар!» Эй! Юрку же мы с ногой оставили полрассказа назад!
33 коровы
Пафосно пафосно пафосно пафосно «Когда я добрался до костра менквы уже поглотили обоих Юр» так Юр было два пафосно пафосно пафосно «Но ведь там была ЗИНА» С КАРАНДАШОМ, НАВЕРНО пафосно пафосно пафосно «Как описать дальнейшее Наг хаг спараг» Да вот так и описак так рас так «Я выгрызаю прячущихся по щелям — особенно много таких в Америке» Ага, попрятались в Америке, слабаки! пафосно пафосно пафосно «Я принюхиваюсь к космическому вакууму» Чуешь, чем пахнет? «так кто же я вселенная или космическая дыра» пафосно пафосно пафосно все умерли а рассказ
ок
он
чил
ся

Читайте также:

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 4, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

Добавить комментарий

  

  

− 2 = 3