КРИК-НОВОСТИ

 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Какие сны приснятся в смертном сне… — отзыв на фильм «Кошмар на улице Вязов» (A Nightmare on Elm Street, 1984)

 

Автор  Боб

Не зря в фильме несколько раз цитируется Шекспир. Великий драматург практически в каждой пьесе отдавал дань непознанному. Привидения, живые мертвецы, ведьмы… и, конечно, сны. Сновидениям в творчестве Шекспира посвящаются целые трактаты. И я более чем уверен, что Уэс Крэйвен подробно ознакомился с некоторыми из них, как и с пьесами знаменитого англичанина. В моменты высшего накала борьбы добра и зла, предчувствий смерти, острого психического дисбаланса, вызванного поиском героями самих себя, персонажи шекспировских пьес видят сны. А многие так и просто существуют в них, находя их более реальными, чем сама реальность.

Тема снов увлекала искателей иррационального всегда. Потому что в нашей такой обыденной, практичной, рациональной, отлаженной жизни, в которой все контролируется и объясняется, именно сны мы не можем ни контролировать, ни объяснить. Они остаются полуоткрытым окошком в странный мир, в котором все пережитое или увиденное искажается, потаенные мысли расцветают, задушенные желания обретают свободу, а скрытые страхи — силу.

В романе Стругацких «Обитаемый остров» ученые на планете, где оказался Максим Каммерер, считывают сны умалишенных и показывают их по телевизорам в качестве развлекательно-зомбирующего средства. Я думаю, в жизни такие записи действовали бы куда сильнее, чем любой ужастик.

Среди шедевров жанра хоррор, созданных в 80-е и во многом определивших дальнейшее его развитие, лента Уэса Крейвена «Кошмар на улице Вязов» как никакая другая близко подобралась к кафкианской метафизике, смазывающей границы сна и реальности и оказывающейся не в силах запереть дверь в подсознание, которая у обычного человека запирается с пробуждением.

Угнетающая, мрачная, наполненная иррациональностью и абсурдом, зловещая картина талантливого, но очень неровного в своем творчестве мастера ужаса сразу была воспринята как нечто этапное. Она стала настоящим явлением, беспрецедентным культом, на долгие годы обозначившим границы развития жанра. И дело даже не в том, что с выходом «Кошмара», началась «Кошмаромания», вылившаяся в 8 фильмов, сериал, кучу комиксов, книжек, пародий, а в том, что режиссеры всего мира бросились искать вдохновение в снах и в их вероломном вторжении в нашу жизнь.

Крэйвен раскрыл тему кафкианского полета: оставаясь в рамках развлекательного жанра, он создал умное, пугающее, стильное, гипнотическое кино, в котором сон и явь настолько перемешиваются, что в финале оставляют зрителя в восхищенном замешательстве с непрерывно крутящимся вопросом — был ли весь фильм сном, приснившемся девчонке, или все происходило в снах лишь наполовину, или это все была объективная реальность? И, хотя ответит на этот вопрос каждый по-своему, одно только умение так его поставить вызывает безграничное уважение к Крэйвену — умелому манипулятору фантазиями и страхами. Ведь на самом деле мы все подсознательно боимся снов. Этот страх — самый глубинный, мы еще не вышли из лона матери, а уже видим сны — и никому не известно, какие картинки показывает нам наше еще не сформированное воображение. Зато известно, что малыши видят кошмаров больше, чем взрослые — и опять же — какие? о чем? Все это огромная тайна. И Крэйвен позволяет нам одним глазком заглянуть в один такой кошмар.

Тот, кто говорит, что фильм не страшный, кривит душой. Стоит только чуть-чуть перенести на себя увиденное, и начинают подрагивать колени. Или никто из вас не просыпался в холодном поту от навалившегося свинцовой тяжестью кошмарного сна?

Фильм не только страшный, он нервически тревожный, ведь той спасительной грани, как в других фильмах — между днем и ночью, светом и тьмой — здесь нет. Даже преувеличенно яркие дневные краски не спасают от кошмара, потому что и они могут оказаться сном. Он вызывает повышенное чувство опасности и настороженности, ведь страх этот — не внешний, это не зомби и не оборотень, он — внутри нас, что-то вырывается из нас, из нашего подсознания и нас же убивает. Как победить сон, сводящий тебя с ума? И не укрыться никуда, как от зомби или вампира — ведь не спать ты не сможешь.

И все это сливается в жуткое ощущение присутствия чего-то иррационального и в нашей жизни, где тоже есть место снам, и это гнетущее ощущение не только пугает, но и завораживает, заманивает, как все таинственное.

В 80-е, чтобы создать хороший фильм ужасов, был необходим хороший сюжет и увлекательный сценарий, а также чувство стиля, умение сохранить равновесие в кадре и работать с «живым материалом» — не только с актерами, но и с психологией зрителя, чтоб быть ему близким и понятным, ведь спецэффекты не могли взять на себя львиную долю привлекательности. Все вышесказанное Крэйвен предоставил в совершенном виде, не забывая даже о своеобразном черном юморе и иронии, свойственной всем лучшим творениям этого жанра.

Хорошая актерская игра — особенно Хизер Лэнгенкэмп — очаровательного создания, в котором нет и тени пошлой и тупой своры стандартных подростков в кино, которых хочется мочить вместо убийцы. Здесь же ловишь себя на том, что действительно волнуешься, переживаешь за это симпатичную, смелую девчонку, оставшуюся один на один со своим страшным сном, победить который невозможно по определению. Поэтому конец фильма я считаю идеальным. И, конечно, хорошо было бы без продолжений — очень завершенная в своей незавершенности картина получалась!

Рони Блейкли внесла свою немалую лепту в успех фильма, играя мать, пытающуюся уберечь дочь от собственного кошмара и сбежать от него сама. Свои сны она разбавляет алкоголем и мучается от понимания бесполезности любых попыток сбежать от прошлого. Дебют Джонни Деппа в кино тоже не прошел незамеченным. Что-то все-таки есть жалкое в его лице, его герой слаб и растерян, при этом вызывает сочувствие. Жалость и сочувствие станут определяющими в первой звездной роли Деппа — «Эдварде Рукиножницы», где, по иронии судьбы, он будет играть человека с лезвиями вместо пальцев.

Ну, а для Инглунда роль стала проклятьем. Став заложником образа и жанра, он, тем не менее, обессмертил свое имя. Нужен ли именно он был фильму? Да. Увидев римейк, я ужаснулся, насколько там Крюгер никакой. Значит, Крюгер — это не просто актер в маске. Это все-таки характер, созданный именно Инглундом и ставший самым знаменитым маньяком в кино. И его «невсамомделишность» делает его еще опаснее.

Среди жанровых лент 80-х «Кошмар» навсегда останется образцовым фильмом. И я не ностальгирую по детству. Я его в детстве не смотрел. Но о фильме с такой богатой историей и с таким негасимым к нему интересом имеет смысл говорить уже, как о культурном феномене. Собственно, он таковым и является. Как «Челюсти» в 70-е, но побогаче. Я в восторге от этого кино. И Шекспиру бы понравилось.

10 из 10

Страница фильма «Кошмар на улице Вязов» в КЛУБ — КРИКе

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 10, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

4 комментария Какие сны приснятся в смертном сне… — отзыв на фильм «Кошмар на улице Вязов» (A Nightmare on Elm Street, 1984)

  • Отличный обзор одного из лучших ужастиков!

  • DarkCinephile DarkCinephile

    Ах, любимый Фредди^^

    P.s. Третий кадр снизу из 7-ой части, а 4-ый вообще из ремейка 😀

  • MidnightMan

    Всё очень хорошо написано и точно подмечено, что главная героиня вышла какой-то располагающей к себе сочувствуем в отличие от многих иных ужастиков с подростками на главных ролях, которые хоть выживают, хоть мрут, как мухи – без разницы.

Добавить комментарий для MidnightMan Отменить ответ

  

  

90 − 87 =