Покупайте книгу «Русский Хоррор» на ЛитРес!

 
 

ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

LiveJournal Twitter ВКонтакте
 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Альберто Каваллоне (Alberto Cavallone) — Тайны Сумеречной зоны

 

Альберто Каваллоне (Alberto Cavallone) — итальянский сценарист, режиссер, монтажер. Родился а Милане, в  Италии 28 августа, 1938 года, умер 12 ноября, 1997 года.

О творчестве итальянского режиссера Альберто Каваллоне сегодня спорят немало. Кем он был? Непризнанным гением или бездарным графоманом? Неутомимым исследователем глубин человеческого микрокосма или шарлатаном-трэшмейкером? Мастером психологического анализа или спекулянтом на низменных инстинктах? Как всегда, истина лежит где-то посередине. Подобно римскому богу Янусу, родившийся в Милане, в 1938 году, режиссер умудрялся в разные мгновения своего творчества показывать разные свои лица. Более того, иногда одно его лицо проглядывало сквозь другое, смешивая черты, размывая линии и отодвигая горизонты того, что в приличном обществе принято считать «нормальным». Оттого-то это самое общество, кино-истеблишмент, и не приняло Каваллоне, оттого и умер он в полном забвении, оттого и фильмы его в большинстве своем так и не увидели свет. И если бы не могущество интернета, куда всеми правдами и неправдами попали оцифрованные ленты миланца, украденные (будем называть вещи своими именами) из итальянского Института экспериментальной кинематографии, имя режиссера и по сей день было бы известно лишь узким специалистам по истории кино. Впрочем, скорее всего это «пиратство» было вполне сознательным шагом для спасения творческого наследия Каваллоне, поскольку легальное издание большинства его картин до сих пор невозможно из-за тонкостей авторского законодательства. Которое, как известно, благоволит лишь богатым и знаменитым.

Дебютировал в кино Каваллоне почти «нормальными» политическими триллерами «Саламандра» (1969) и «От нашего корреспондента в Копенгагене» (1970). «Почти» – потому что уже на заре своего творчества, невзирая на вполне естественную для европейского интеллигента, чье мировоззрение сформировалось во второй половине 60-х, «левизну» политических взглядов, интересовала режиссера прежде всего человеческая психика. Точнее человеческая психика, находящаяся на грани и за гранью «нормальности». Сумеречное состояние сознания, измененного под воздействием внешних факторов: войны, убийства себе подобных, наркотиков и, конечно, сексуального влечения, принимающего форму всевозможных девиаций. При этом след очарованности коммунистическими и анархическими идеями в ранних картинах Каваллоне прослеживался вполне отчетливо, до тех пор, пока в фильме «Мужчина, женщина и зверь» (1977) он не отмежевался от них раз и навсегда, со свойственным ему прямолинейным цинизмом. Но об этом чуть ниже.


Пока же дебютный фильм итальянца свет так и не увидел. С лентой «От нашего корреспондента в Копенгагене» дело обстояло чуть лучше, хотя многим пришлось не по вкусу, когда политический триллер вдруг обернулся психопатологической страшилкой о формировании личности маньяка, изуродованной вьетнамской войной и подавленным желанием инцеста. В ответ Каваллоне снял довольно легкомысленную авантюрную комедию «Quickly – Spari e baci a colazione» (1971) («Быстрее – смыться и поцеловаться за завтраком») о приключениях группы шпионов-раздолбаев на Ближнем Востоке. Фильм сопровождался рисованными анимационными заставками руки самого автора, что придавало ему еще более балаганный вид, чем было на самом деле. Это был единственный раз, когда Каваллоне работал с актерами, находившимися на виду в итальянском кино, пусть и не имевших статуса «звезд» (Магдой Конопкой и Берил Каннингэм). Единственной «звездой» прочих картин режиссера была его жена Джейн Авриль (Мария Пиа Луци).


Как нетрудно догадаться, кинокомикс успеха его автору тоже не принес, и он с радостью это неблагодарное дело забросил, с головой погрузившись в ужасы измененного человеческого сознания. Следующий фильм Каваллоне, правда, снова притворяется политическим триллером. В «Африке» (1973) он ехидно высмеивает знаменитый тезис Киплинга о «бремени белого человека», попутно развенчивая политику колониализма в полном соответствии со своим радикально-анархическим видением мира. Но политический дискурс опять-таки служит лишь прикрытием для исследования психологических девиаций. На этот раз причиной для перехода разума протагониста в сумеречное состояние служит тщательно подавляемый гомосексуализм, превращающий героя в неврастеника с непредсказуемым поведением. На поверхности, правда, картина выглядела едва ли не самой благопристойной из всего, что снял Каваллоне и была принята относительно благосклонно.

В результате, в своей следующей работе, фильме «Зельда» (1974), Каваллоне попытался закрепить достигнутое на ниве психологического триллера, но полностью провалился. Картина оказалась скучной, лишенной динамики (это еще полбеды – с динамичностью у итальянца всегда были проблемы) и нудно пережевывавшей достижения предыдущей работы. На этот раз исследованию подверглось сознание человека, внезапно ставшего инвалидом в результате тяжелой аварии. Его медленное превращение из физически немощного индивидуума в морального урода. Само собой, в сопровождении тщательно лелеемых Каваллоне сексуальных девиаций: инцест и ménage à trois в одном флаконе. Правда, надо отдать должное режиссеру – в отличие от прочих его фильмов в «Зельде» ему удалось сгустить чуть ли не хичкоковский саспенс. Но это картину не спасло.

Наверное, это было к лучшему. «Зельда» настолько не понравилась самому автору (об этом Каваллоне вспоминал позднее), что он решил полностью изменить свою стилистику. На смену реализму (точнее, квази-реализму) пришел сюрреализм и почти наркотическая психоделия. Рубежом стала незаконченная картина «Мальдорор», навеянная, как нетрудно догадаться, поэмой Лотреамона. Свет она так и не увидела, оставшись в глубинах архива Института экспериментальной кинематографии. Зато следующий фильм Каваллоне «Мужчина, женщина и зверь» (1977) оказался единственным, с которым мог без излишних хлопот ознакомиться и русскоязычный зритель, благодаря любительскому переводу. Вместе с лентой «Blue Movie» (1978) они составляют своеобразную дилогию, создавшую режиссеру репутацию одного из главных «извращенцев» итальянского кино. Оспорить которую у него может разве что Ренато Ползелли. Но последний в своих исследованиях патологического секса не был и в половину столь изощрен как синьор Каваллоне.

«Мужчина, женщина и зверь» своей структурой больше всего напоминает эскиз Сальвадора Дали (который упоминается в фильме чуть ли не каждые пять минут) к «Амаркорду» Федерико Феллини. Причудливое пересечение сюжетных линий создает впечатление, что все происходящее на экране видится глазами душевнобольного. Что же до сексопатологии, то шутка про «некропедозоофила» в применении к этому фильму не кажется чем-то из ряда вон выходящим. В дополнение ко всему Каваллоне здесь решительно рвет с политическими идеалами молодости, едко насмехаясь над социал-демократической сущностью коммунистической партии. Правда, стихийный анархизм режиссера, не только никуда не делся – скорее, достиг своей максимальной точки.

«Blue Movie» притворяясь эротическим триллером из жизни маньяков на самом деле прячет в себе психоделический трип, в котором наизнанку выворачивается наследие поп-арта Энди Уорхолла и камня на камне не оставлено от поверхностных экзерсисов Душана Макавеева. На наглом плагиате названия режиссер не остановился, позволив себе заимствовать и эстетику фильмов американца и югослава. Намеренно утрировав ее до состояния полной невменяемости. Это была не пародия – просто доведение до абсурда выплеска в окружающее фантомов, созданных больным воображением. Возможно, именно такое кино снимал бы де Сад, если бы в его распоряжении неведомым образом оказалась кинокамера. Про то, что все возможные сексуальные девиации опять-таки оказались в центре внимания Каваллоне можно уже и не говорить, но на этот раз мир, в котором они воцарились, уже ничем не напоминает реальный. Он есть порождение психопатического сознания художника. Того художника, что вечно соревнуется с Творцом, не будучи в силах достичь совершенства.

После «Blue Movie», ставшего вершиной и квинтэссенцией творчества Альберто Каваллоне, последовало стремительное падение. Причин его было несколько, но главными видятся две. Первая – режиссер, выложившись в двух главных фильмах своей жизни, явно испытал кризис идей, справиться с которым ему так и не удалось. А вторая – итальянское кино, пережив бум 70-х тоже начало медленно, но верно клониться к закату. Конкретно для Каваллоне это привело к тому, что ему стало сложно находить финансирование своих сомнительных проектов, В результате последний фильм своей сюрреалистической трилогии «Blow Job» (1980) он заканчивал на деньги порностудии, что привело к слухам о том, что в картине присутствовали эксплицитные сцены. Впрочем, свидетели единственного кинопоказа ленты молчат, а в просочившейся все из того же итальянского архива в открытый доступ копии от «трехиксовой» продукции нет и следа. Так что оставим слухи слухам. На деле же фильм представляет из себя психоделический трип (Каваллоне посвятил картину Кастанеде), скрывающийся под формой готического триллера в эротической оболочке. Правда, сам сеньор Кастанеда от подобного посвящения скорее всего решительно отмежевался бы. К тому же столь явное обращение ко временам хиппи на рубеже восьмого и девятого десятилетий прошлого века выглядело уже явным анахронизмом. Так что забвение «Blow Job» могло быть вызвано вполне естественными причинами – такое кино себя уже изжило. К тому же минимальный даже по меркам Каваллоне бюджет превратил ленту в такой несусветный трэш, что за ним идеи режиссера рассмотреть можно было разве только в микроскоп.
Разочарование, постигшее Каваллоне после провала «Blow Job», наложилось на серьезные финансовые проблемы. В результате он обнаружил себя в кресле режиссера порнографического кино, под именем Барона Корво сняв три занимательные истории. Правда, синьор Каваллоне, выглядывавший из-за плеча самозваного барона, умудрился сделать так, чтобы эти фильмы заслужили минимальное внимание публики. Порно ведь смотрят со вполне определенной целью, а если вместо простого и понятного действа вам предлагают нечто психоделическое – недалеко и до когнитивного диссонанса.

После того, как порнографа из Каваллоне не получилось, он сделал попытку вернуться в «нормальное» кино, сняв «доисторическое» фэнтези «Хозяева мира» (1983). Вот только вся творческая биография режиссера не то что говорила, буквально кричала о том, что снимать жанровое кино он не способен. Учитывая популярность «Конанического» жанра в тот период, можно было бы предположить, что свою публику найдет и еще один его представитель. Но уж точно не такой. Вслед за Жан-Жаком Анно, снявшим в 1981 году «Битву за огонь», Каваллоне попытался показать доисторическую жизнь максимально реалистично (даже натуралистично), сделав акцент на вытеснении неандертальцев кроманьонцами. И, как за ним всегда водилось, попутно вытащить наружу всех демонов первобытного подсознания. Публика этот фокус не оценила, рассчитывая найти приключенческое фэнтези там, где режиссер снял психологический триллер в доисторических декорациях. И, если честно, смотреть на то, как заканчивал свою кинематографическую карьеру Альберто Каваллоне, было действительно больно. Лучше бы «Хозяева мира» никогда не увидели свет.

И все же, несмотря на противоречивость, провокационность, анархизм и наплевательское отношение к своей возможной аудитории, Каваллоне оставил в истории итальянского кино заметный след. И пусть обнаружился он лишь благодаря археологическим раскопкам XXI века, пусть свою публику режиссер нашел только спустя десять лет после смерти – лучше поздно, чем никогда. Кино Альберто Каваллоне, посвященное сумеречной зоне человеческого разума, неожиданно оказалось интересно потомкам. Значит, все было не зря.

При подготовке материала был использован сайт http://lesintrouvables.blogspot.com

Хоррор-фильмография:

Монтажер:  

Режиссер:

Сценарист:

Ссылки:

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 5, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

6 комментариев Альберто Каваллоне (Alberto Cavallone) — Тайны Сумеречной зоны

  • Спасибо за такой подробный и интересный обзор творчества действительно малоивестного режиссера.

  • MidnightMan

    Статья очень хорошая, всегда интересно почитать о том, что совсем не знаешь.

  • oldys

    Э-э… Из фильмографии волшебным образом исчез самый «хорроровый» из фильмов Каваллоне «Blow Job». По крайней мере по форме это был классический готический «ужастик».

  • oldys

    Он на «КП» под кодовым названием «Эротическое дыхание» проходит)

Добавить комментарий

  

  

+ 78 = 83