ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Нестареющий сказочник Тим Бёртон

 

 Тим Уильям Бёртон (Бартон) (Timothy William Burton) родился 25 августа 1958 в городе Бербанк, Калифорния, США — американский кинорежиссёр, мультипликатор и писатель, продюсер, художник, сценарист. Мастер современного зрелищного кино, зачастую основанного на чёрном юморе и макабрических элементах. Брат художника Дэниэла Бёртона.

Автор Татьяна Таянова

У каждого настоящего киномана есть своя любимая сказка Бёртона (у меня – «Сонная лощина»).
Вопрос: разве сказочники стареют?
Мрачнеют, седеют, мудреют, может быть…Но не стареют. Не портятся!
…Эдвард, Эд, Чарли, Суинни Тодд, Виктор, а вместе с ними их создатель, продолжают дурачиться, «разбойничать» и играть. В том числе нашими сердцами, то сжимая до боли, то открывая для радости.

Они упорно отказываются расти, взрослеть, серьезнеть. Ну, как тут не вспомнить мужчину — ребенка Чарли Чаплина? Взрослые — дети Бёртона несколько другие, они минорные, а иногда и злые «клоуны»… Но те же Эдвард Руки-ножницы и Эд Вуд, разве не созвучны они светлым и мажорным «потомкам» Чаплина – взрослым — детям Амели Пулен («Амели»), Стефану и Стефани («Наука сна»), разве не напоминают трогательного робота — ребенка Валли («Валли»)?..

С тех пор, как у маленького мальчика Тима проявились способности к рисованию и диагностировалась страсть к «жанру У» и странным злодеям (лучше – квазизлодеям), он угодил в некий параллельный мир и привык вести и придумывать альтернативные жизни, анимационные, театральные, недостоверные, нелепые и увлекательно-страшные.

Черно — белый Винсент – начало осознанного параллельного существования Бёртона. С этих пор по венам всех его кинолент и героев течет не кровь, а что-то среднее между мертвой и живой водой – жучиный сок, густой как консистенция так любимого им грима. (Гиперболизировать, «сгущать» грим, как и утрировать все вообще, – его почерк, его стиль, доказательство его врожденной театральности, впрочем, и так очевидной).
В его стихии, в его киноквазимире все условно и преувеличено до размеров сказки безумного сказочника (мрачного, как Санта-Клаус из самодельной, потому ничуть не страшной, преисподней — Лапландии). У него все невозможно красиво и изысканно, даже трупы, кости и черепа. Все по-своему поет и улыбается. Все провоцирует испугаться и засмеяться одновременно.

А фирменный бёртоновский черный юмор с лихвой перекрывается романтизмом (столь же бесконечным, сколь и безбашенным) главных героев, тех самых, о которых выше сказано – квазизлодеи.
Скелетон, механический мальчик с ножницами вместо рук, супергерой с крыльями летучей мыши, чудаковатый следователь с немыслимыми приспособлениями на голове, всадник без головы и сам граф Д. – Бела Лугоши.
Бартон вернул чудака в реальность эпохи постмодернизма, которая отвергла умиление и трогательность как смертную скуку. И тот всегда готов совершить нечто неслыханное, чрезмерное, он не только чудак, но и герой. Отчаянный оригинал, грустный клоун: то Пьеро (Эдвард), то Арлекин (Вуд).

В мире, диагноз которого ясен: эпоха эмоционального дефицита, – искренность, восторженность и открытость чудака воспринимаются либо как фальшь, либо как аномалия, либо как навязчивость и скучища (цинизм же напротив восхищает, это с грустью ощутила недавно, читая один отзыв на сайте). Бёртон защищает «эмоционализм» и романтизм своих героев (да и собственные тоже) от подобных оценок, обильно используя иронию и черный юмор, но как барьеры, как защиту.

Театральная красивость и вычурность – тоже такие барьеры! И театральные фразы — позы… И манерность и невзаправдашность внешности любимого им Деппа… И скрытые тонкости смешных стилизаций! И красиво пугающие игрушки (визуальные кошмары для истинных эстетов). И потрясающая смысловая плотность вещного мира…
Его кино «сервировано» странными, причудливыми вещами, как хороший стол хорошего волшебника. Он гипнотизирует осязаемой конкретностью своей предметности, отточенной детализацией, прорисовкой и огранкой невиданных устройств, сумасшедшей навороченностью костюмов, намеренной преизбыточностью и нереалистичностью грима и цвета.

Содержимое чемоданчика следователя из «Сонной лощины» или распространительницы косметики Эйвон в «Эдварде…». Устройство для изготовления печенья (от которого, собственно, и «отпочковался» Эдвард в фантазии его отца – сумасшедшего изобретателя – предшественника Эда и Чарли). Волшебная нарисованная клетка, оживляющая нарисованную птичку в «Сонной лощине». Фабрика Чарли! Фантазийные скульптуры изо льда, деревьев, шоколада…

Все необычно и вычурно, осязаемо и объемно в плотном вещественном мире художника. И все – красота.
Бёртон любит украшать и приукрашать. Словно бы что-то скрывая. Внутренний мир героя? Его самые тонкие чувства, болевые точки? Да. Они, как правило, остаются недосказанными и недопоказанными. Согласитесь, устоять перед желанием сказать и показать все может только человек с очень хорошим вкусом.
К сказочному миру Бартона нельзя подходить с мерками реалиста Станиславского – «верю/ не верю», скорее, с мерками себя — ребенка *«помню/не помню»*… как играл в детстве.

Есть такой принцип у театрального деятеля Николая Евреинова, если коротко: вне игры не существует ничего на свете. В те или иные сложные или простые игры играет каждый из нас. В каждом живет инстинкт преображения – «трансформации видимостей Природы». В детстве мы больше доверяем инстинктам, а уж этому особенно.

Думаю, кино Бёртона, несмотря на условность, возведенную в квадрат, очень естественное, достоверное, так как начало его в инстинкте театральности, в детских играх.
Он играет всерьез, выступая против вечной обывательской заявки «как в жизни», требующей, как правило, не искренности, а легкого узнавания. Жаль вот только, что его постоянные протесты против мещанского существования, не одухотворенного искусством и искренностью, превратились в «Суинни Тодде» в кровавую мясорубку (что-то умерло… И это была надежда). И все же в большинстве работ он находит искренность в прекрасной лжи менее кровавыми способами.

«При современной нивелировке переживаний искренность в общении людей стала отъявленной скукой. Вопрос, долго ли будет в чести ее апологетика! И не накануне ли мы чудесного века маски, позы и фразы» (Н. Евреинов).

Сказано давно, но… словно о Бёртоне, который всю жизнь бунтовал против лжеискренности и лжеправды творческой сказочной ложью.

Пафос его фильмов – «театр для себя», страсть воображения, странные прихоти сознания, абсолютная экзотика, смелость делать свой мир реальнее исходного путем волшебных трансформаций. Порывы придумывать и показывать сказки!

И понимание: жизненная реальность и реальность искусства не всегда совпадают.
Иногда кажется, что Бёртон прав, и искусство не форма познания действительности, а нечто противоположное – познание темнот, неясностей, т.е. того, что прячется за действительностью. Откровений Вечности? Или Абсурда? Или чего-то еще…
Алисоманы поймут)

Хоррор — фильмография:

Художник:

  • Винсент (1982)
Актер:
  • Остров доктора Агора (1971)
  • Луау — вечеринка по-гавайски (1982)
Сценарист:
Продюсер:
Режиссер:

Ссылки:

 

ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 6, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

13 комментариев Нестареющий сказочник Тим Бёртон

  • Aleera vk.com Aleera

    Один из любимых режиссеров!
    Только вот его последняя «Алиса» разочаровала… Но пока не угасли все надежды на «Мрачные тени», хотя фотки с ДД вызывают крайние опасения.

    • Но мы будем надеяться на лучшее!:)
      Бёртон подумывает о сиквеле «Битлджуса». Вот это было бы круто!:)

      • Aleera vk.com Aleera

        Надежда умирает последней, это да)

        А я вот к этой идее скептически отношусь. Слишком много времени прошло, и я боюсь, что могут только испортить историю.

  • MidnightMan

    Отличный режиссёр, всегда такие прекрасные сказки создаёт – загляденье! А «Битлджус» и «Эдвард руки-ножницы» самые любимые, во втором кино даже Винсент Прайс в эпизоде был.

    • Aleera vk.com Aleera

      Тим с детства любил фильмы ужасов с Прайсом, вырос на них)

      • Мне кажется, тркдно не любить Винсента Прайса. 🙂 Много видела фильмов с ним, и ужасов и комедий. Талант есть талант. 🙂

        • MidnightMan

          Согласен, он великолепный актёр, причём для своих лет творчества (50-60-е года) в отличие от других коллег по цеху особо не налегал на театральную игру, а был настоящим.

        • Aleera vk.com Aleera

          Трудно не любить, если ты знаком с его творчеством.
          У меня пара людей из тучи знакомых знают, что есть такой прекрасный актер. 🙁

    • «Битлджус» — сплошное хулиганство:) «Эдвард руки-ножницы» — мой любимый.

  • yandex.ru gottin

    Надо же как оно всё…Я «Битлджуса» не понимаю…А от «Алисы» в восторге…Может там и сюжет не совсем логичный…с чего-то какой-то дракон невнятный и концовка скомкана..Но! Джонни Депп, насколько помню, во всякой фигне не снимается…»Моя мать дураков не растила» — как скажет Стивен Кинг)))))) И в принципе фильм эффектный, всё такое Бёртоновское))), как я люблю..А «Лощина» вообще мечта фаната, как и «Эдвард». Так что на «Мрачные тени» я прям побегу бегом)))

    • •Авраама Линкольна: Охотника на вампиров» (2012) Бекмамбетов снимает. Интересно, что из их творческого тандкма получится. 🙂

    • MidnightMan

      Видимо «Битлджус» по сравнению с последующими работами режиссёра всё же меркнет своими спецэффектами, но вот – как в моём случае – если это первое знакомство с творениями Бертона, то запомнится навсегда.

      • для меня «Битлджус» и был первым знакомством с Тимом Бертоном. И правда запомнился навсегда. Вот и римейк хотелось бы увидеть.

Добавить комментарий

  

  

− 3 = 1