ДРУЗЬЯ КЛУБА

 

ЕЩЕ КЛУБ-КРИК

Facebook LiveJournal Twitter ВКонтакте
 

Новинки DVD

 
 
 
 
Возрастные ограничения на фильмы указаны на сайте kinopoisk.ru, ссылка на который ведет со страниц фильмов.

Мнение авторов отзывов на сайте может не совпадать с мнением администрации сайта.
 

Реклама на сайте

По вопросам размещения рекламы на сайте свяжитесь с администрацией.
 
 
 
 

Марио Бава — Cиньор Хоррор

 

Марио Бава (Mario Bava) родился 31 июля 1914 года в Сан-Ремо, в семье итальянского кинематографиста Эудженио Бава. Его отец по профессии был кинооператором и маленький Марио все свое детство провел на съемочной площадке, впитывая как губка все премудрости киношного дела. Став чуть постарше, он начал помогать в работе своему отцу, параллельно осваивая профессию кинооператора. В дальнейшем это сослужило ему неплохую службу. Марио Бава в первую очередь известен как режиссер-визионер. Обладая отличными навыками операторской работы, богатым опытом и фантазией, Марио одним из первых начал работать с подвижной камерой, создавая неповторимую атмосферу в своих фильмах, придумывая невиданные ранее спецэффекты, причем часто на пустом месте, буквально за гроши.
Существует миф, гласящий, что в России мало кто смотрел Марио Баву. Это полная чепуха. Мы все его смотрели, но — в фильмах других режиссеров. Когда в «Американском психопате» герой стоит перед зеркалом и признается в собственном сумасшествии — это взято из фильма Марио Бавы «Красный знак безумия». Когда в «Тоби Дэммите» Феллини мы видим белокурую девочку-дьявола с мячиком в руках — это взято из фильма Марио Бавы «Убей, дитя, убей»/ «Операция «Страх». «Синий бархат» и «Твин Пикс» обязаны Баве не только отдельными сюжетными ходами, но и сюрреалистическим освещением. Сцены убийства ведьмы в «Сонной лощине» Тима Бёртона вдохновлены «Маской демона». А когда в фильме Романа Копполы «Агент «Стрекоза» обнаженная героиня купается в море долларовых купюр — это уже буквальное воспроизведение сцены из картины Марио Бавы «Дьяболик». И уж совсем бессмысленно перечислять цитаты в картинах классиков хоррора, вроде Ардженто, Де Пальмы или Карпентера.
Когда дебютная картина Марио Бавы «Маска демона» (1960) вышла на экраны, в жанре хоррора наступила новая эпоха. Коммерческий успех этой ультрамалобюджетной сказки для взрослых не только в Европе, но и в США открыл новый путь развития европейского жанрового кино. («Маска демона» не была первым итальянским хоррором, однако предыдущий фильм в этом жанре — «Вампиры» (1957) Риккардо Фреды, на котором Бава формально выступил в качестве оператора, а по сути сорежиссера, провалился в прокате.)
Это еще не «настоящий» Бава — слишком многое в «Маске демона» заимствовано у немецкого экспрессионизма, американского черного фильма и британских хорроров студии «Хаммер». Но многое уже присутствует: контрастное черно-белое изображение, холодная извращенная сексуальность, образ прошлого, столь же прекрасного, сколь и зловещего, таинственным образом довлеющего над упадочным, вырождающимся настоящим. Мертвецы и призраки в этой картине выглядят куда более деятельными и активно борющимися за место среди живущих, чем их беспомощные, растерянные живые противники, способные лишь повторять вслед за главной героиней, княжной Катей: «Моя жизнь — как этот запущенный сад: все здесь умирает, все приходит в упадок». Болезненная красота этого распадающегося мира, ностальгия, смешанная с ужасом неизбежной гибели, породили причудливую поэзию, которая впоследствии превратилась в родовую черту итальянского готического фильма.
Спустя два года Марио Бава объяснился в любви Хичкоку ироническим триллером «Девушка, которая слишком много знала», повествовавшим о юной американке Норе Дэвис, приехавшей на каникулы в Рим и впутавшейся в загадочную историю с «убийствами по алфавиту». Фильм был встречен публикой благосклонно, и Бава продолжил детективную тему картиной «Шесть женщин для убийцы» (1964) — мощным саспенсом об убийце, истребляющем хорошеньких манекенщиц. Бава добился призрачной атмосферы, характерной для его готических лент, а злодея сделал более похожим на фантом из потустороннего мира, чем на существо из плоти и крови. Это был «человек без лица» неопределенного пола и возраста, одетый в черный плащ с поднятым воротником, в черных перчатках и нахлобученной на самые уши шляпе; он приходил ниоткуда, убивал с чудовищной жестокостью и уходил в никуда. В финале убийца (точнее, два убийцы, обеспечивавших алиби друг другу, — привет, «Крик»), разумеется, был разоблачен и уничтожен, однако образ, созданный Бавой, оказался так эффектен, так кинематографически органичен, что стал немедленно тиражироваться другими режиссерами. Так родился жанр giallo — жестокий и провокационный детектив по-итальянски.
«Три лица страха» (I tre volti della paura, 1963). Этот фильм Бава считал лучшим своим творением. Фильм имел большие проблемы с цензурой. Его жестко порезали, заменили музыкальное сопровождение и не понятно, зачем уменьшили яркость цветов. Оригинальная версия этого фильма сохранилась только с итальянским звуком. Кстати, это одна из первых картин, где Зло торжествует над Добром. Возможно, именно это и не понравилось цензорам. Следующей «победой зла» стала картина «Ужас в космосе» (Terrore nello spazio, 1965), более известная под названием «Планета вампиров». Фильм рассказывает о космической экспедиции, в тела участников которой вселяются духи расы чужих. Фильм оказал большое влияние на весь жанр научной фантастики и в особенности на Риддли Скотта и его фильм «Чужой», который имеет схожий сюжет.

Фильмы Марио Бавы определили еще одно родовое свойство южноевропейского хоррора — болезненный, декадентский эротизм. Бава является автором, возможно, самого скандального фильма в истории жанра — «Кнут и тело» (1963). Эта лента, причудливо сочетавшая сюжет готического хоррора о привидениях с мотивами грядущего триллера-giallo, была густо замешана на садомазохистском сексе и эротических фантазиях.
Бава часто применяет субъективную съемку, заставляя зрителя воспринимать события фильма глазами одного из героев, но при этом не упускает возможности намекнуть, что увиденное не обязательно реально. Так, в финальной сцене кадры, воспроизводящие взгляд героини, показывают, как она обнимает своего любовника, но режиссер на миг врезает взгляд другого, наблюдающего за ней, персонажа, и мы видим, что она стоит одна, сжимая в руке нож. Бава не столько заставляет актеров играть, сколько сам играет актерами, вписывая их в затейливый маньеристский орнамент кадра, где они существуют на равных с тенями на стенах или изгибами декора. (Эта игра, вкупе с сексуальной провокативностью, достигла апогея в фильме «Убей, дитя, убей» (1966), где роль ангелоподобной девочки-демона Мелиссы, заставляющей свои жертвы против воли совершать самоубийства, исполнял мальчик в женском платье и белокуром парике.)
В дальнейшем Баве уже не требовалась сценарная индульгенция, чтобы перенести действие из реального мира в ландшафты души Он был способен, всего лишь чуть изменив освещение, заставить выступить из только что ровной поверхности стены фигуру убийцы. Или, особым образом двигая камеру, без всяких спецэффектов показать зрителю, как монолитный камень раздвигается, образуя проход. Чтобы заставить публику ощутить волнение персонажа, он подсвечивал его лицо, чередуя красный и синий цвета, и тем буквально передавал смысл выражения «то в жар, то в холод». Во время ночных натурных съемок Бава прятал осветительные приборы в кронах деревьев, и проходивший сквозь листву, рассеянный, казалось, не имеющий источника свет придавал этим сценам фантасмагорический оттенок.
Конец 60-х — вообще самый плодотворный период для Марио Бавы. В эти годы он сделал «Красный знак безумия» (1969) — ироничный перевертыш хичкоковского «Психоза», заставляющий зрителя встать на точку зрения маньяка, «Пять кукол для августовской луны» (1969) — черную комедию, вдохновленную «Десятью негритятами» Агаты Кристи, «Кровавый залив» (1970), послуживший образцом для будущих американских слэшеров, вроде «Хэллоуина» и «Пятницы, 13». Все они успешно шли в европейском и американском прокате. У Бавы появились подражатели и последователи, в числе которых оказались как опытнейший Антонио Маргерити, так и начинающий режиссер Дарио Ардженто.
Но 70-е оказались к нему неблагосклонны. В Америке в это время входят в моду фильмы катастроф и реалистичные полицейские боевики, в Европе — soft-porno, вроде «Эммануэли» или «Истории О». Брутальные арджентовские джалло задают новый канон жанра, очень далекий от кинематографических медитаций Марио Бавы. Тем не менее итало-американский продюсер Альфред Леоне, с которым Бава сделал коммерчески успешного «Кровавого барона», решает рискнуть и дает ему неограниченную свободу действий (в рамках весьма скромного бюджета). Результатом стал фильм «Лиза и дьявол» (1973), который сегодня многими признается вершинным достижением режиссера. Сконструированная из типичных визионерских наваждений Бавы и фактов биографии реального маньяка-некрофила Виктора Ардиссона, с гофмановскими мотивами зловещих двойников-доппельгангеров и диалогами, навеянными «Бесами» Достоевского, снятая в лабиринте средневековых улочек Толедо, «Лиза и дьявол» была почти что не фильмом ужасов, а скорее авангардистской амальгамой романтизма, маньеризма и сюрреализма.
Производство следующего фильма Марио Бавы — триллера «Бешеные псы», замысел которого он вынашивал пять лет, — было остановлено из-за банкротства кинокомпании, его продюссировавшей. (Режиссер так и не увидел фильм законченным; он был смонтирован лишь в 1996 году и выпущен на видеорынок под названием «Красный семафор».) Тяжело переживший крах двух своих самых амбициозных проектов, Марио Бава решил уйти из кино и три года ничего не снимал.
В 1977 году его сын и многолетний ассистент Ламберто Бава, встревоженный состоянием отца, уговорил его взяться за постановку мистического фильма ужасов «Шок». Получившаяся в итоге картина, сделанная без вдохновения, но крепко и качественно, неожиданно имела успех на американском рынке, где вышла под названием «Нечто за дверью-2».
В 1980 году Дарио Ардженто пригласил Ламберто и Марио Бава поработать над его новым проектом «Преисподняя» (Inferno, 1980). Ламберто был помощником Ардженто, а Марио работал над спецэффектами, а также снял сцену в затопленном водой подвале. «Преисподняя» стала достойным завершением карьеры Марио Бавы.

В том же 1980-м году Марио Бава умирает от сердечного приступа, как раз через несколько дней после медицинского обследования, в заключении которого было написано, что режиссёр здоров. Незадолго до смерти Марио планировал вернуться к жанру научной фантастики и снять фильм «Звёздные рыцари». Но этот проект так и остался нереализованным.

Марио Бава навсегда вошел в историю, как высочайший мастер своего дела. Своим учителем его называют Джон Карпентер, Дарио Ардженто, Лючио Фульчи, Мартин Скорсезе, Дэвид Линч, Квентин Тарантино, Ламберто Бава .

Хоррор — фильмография:

Актер:

Монтажер:
  • Пять кукол для августовской луны (1970)
Сценарист:
  • Маска Сатаны (1960)
  • Девушка, которая слишком много знала (1963)
  • Черная суббота, или Три лица страха (1963)
  • Кровь и черные кружева (1964)
  • Планета вампиров (1965)
  • Операция «Страх» (1966)
  • Голая…если мертвая (1968)
  • Топор для новобрачной (1970)
  • Кровавый залив (1971)
  • Дом дьявола (1974)
Режиссер:
  • Вампиры (1956)
  • Калтики, бессмертный монстр (1959)
  • Маска Сатаны (1960)
  • Девушка, которая слишком много знала (1963)
  • Черная суббота, или Три лица страха (1963)
  • Плеть и тело (1963)
  • Кровь и черные кружева (1964)
  • Планета вампиров (1965)
  • Операция «Страх» (1966)
  • Пять кукол для августовской луны (1970)
  • Топор для новобрачной (1970)
  • Кровавый залив (1971)
  • Камера пыток (1972)
  • Дом дьявола (1974)
  • Дикие псы (1974)
  • Шок (1977)
Оператор:
  • Вампиры (1956)
  • Смерть пришла из космоса (1958)
  • Калтики, бессмертный монстр (1959)
  • Маска Сатаны (1960)
  • Девушка, которая слишком много знала (1963)
  • Черная суббота, или Три лица страха (1963)
  • Плеть и тело (1963)
  • Кровь и черные кружева (1964)
  • Планета вампиров (1965)
  • Операция «Страх» (1966)
  • Пять кукол для августовской луны (1970)
  • Топор для новобрачной (1970)
  • Кровавый залив (1971)
  • Камера пыток (1972)
  • Дом дьявола (1974)
  • Дикие псы (1974)
  • Шок (1977)

Ссылки:


ХрипШепотВозгласВскрикВопль (голосовало: 6, среднее: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...

3 комментария Марио Бава — Cиньор Хоррор

  • MidnightMan

    Очень и очень интересный экскурс в творчество Марио Бавы. Спасибо за статью. Он по-настоящему Великий человек кино и жанра ужасов, и жаль, что с течением времени его фильмы редко доходят до зрителей. И хорошо, что Вы упомянули о «цитировании» другими культовыми режиссёрами уже придуманных находок именно сим человеком. Я совсем немного знаком с его творчеством, однако давно мечтал начать пересматривать, но для тех, кто вообще не слышал имя Марио Бавы, Ваша статья окажется прекрасной путеводной нитью к хорошему фундаментальному постаменту Хоррор по-итальянски. Всем бы рекомендовал открыть для себя его работы. И кстати, я тоже уже давно считал, что американские слэшеры берут свои корни из «Кровавый залив», оказывается я не одинок в своём мнении.

    • Да, как видите, даже знаменитый финт Уэса Крейвена из «Крика» двое под одной маской взят у Мрио Бавы. Советую посмотреть этот фильм. Он еще называется «Кровь и черные кружева»/ «Шесть женщин для убийцы».Это еще 1964 год. Всё придумано так давно.:)

  • 99 лет со дня рождения — красивая дата!

Добавить комментарий

  

  

6 + 3 =